ISSN: 2218-7774

Н А У Ч Н Ы Й    П О Т Е Н Ц И А Л

Научный журнал. Издаётся с 2010 года


БУЛАНАЯ Юлия Викторовна

СЕМЬЯ КАК ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ ИНСТИТУТ

В ФОРМИРОВАНИИ НРАВСТВЕННЫХ ЦЕННОСТЕЙ И ТРАДИЦИЙ


БУЛАНАЯ Юлия Викторовна

ассистент кафедры философии

ГО ВПО «Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановского»

г. Донецк, Донецкая Народная Республика (ДНР)


В статье раскрывается проблема семьи как малой социальной группы, ее трансформация в современном мире. Выявляются причины социокультурного кризиса, дается характеристика традиций, анализ  духовно-нравственного закона, как важного в возрождении,  очищении  и укреплении семейных отношений.

Ключевые слова: семья, традиции,  духовность, нравственность, социальные ценности,  социокультурный кризис.


Актуальность и постановка проблемы. Современное общество, переживающее глубокий социокультурный кризис, нуждается в ду¬ховном возрождении и очищении. В связи с этим, восстановление русской традиции духовности, проявляющейся во всем спектре бытия нашего общества и лич-ности, не теряет своей актуальности.


Внутренняя духовная составляющая  личности выражает его родо¬вую сущность, определяет структуру жизненного пространства, выступает инструментом  ее социального поведения и способом самореализации.


Проблема устойчивости социального бытия не может рассматриваться без обращения к ее важнейшему компоненту  - семье, которой в русской культурной традиции  отводится особая роль. Главным звеном в разрешении проблем современной семьи, является восстановление духовной сущности семьи в рамках традиционных образцов, присущих русской националь¬ной культуре.


Следует отметить, что с точки зрения социальной философии и ее основных методологических подходов, семья и общество взаимосвязаны и требования к семье обществом в разные времена выдвигаются разные, но потребность в ней сохраняется всегда. Большой вклад в рассмотрении роли  семьи,  в формировании и сохранении традиций и нравственных ценностей внесли известные русские философы:  И.А. Ильин [4], С.Н. Трубецкой [5], П.А. Флоренский [7].


В представлении И.Н. Ильина семья «первичное лоно христианской культуры,  целый остров духовной жизни…., если духовность колеблется и слабеет, то она слабеет прежде всего в семейной традиции и в семейной жизни. Но, раз поколебавшись в семье, она начинает слабеть и вырождаться – и во всех человеческих отношениях и организациях: больная клетка создает больные организмы». [4, с.86-88].  В своих трудах Иван Николаевич рассматривал семью как главную носительницу культурных традиций и национального начала, центр нравственных, педагогических, религиозных оснований, исток  выхода из культурного и социального кризиса.


Семья является  наиболее древней формой социальной жизни людей. Семья возникла значительно раньше наций и государств. Именно в ней из века в век происходит воспроизводство непосредственной жизни человека, продолжение  рода, социализация новых поколений, удовлетворение насущных биологических и социальных потребностей.


В современной науке семья рассматривается в двух значениях: как социальный институт, то есть в отношении семья – общество,  и как малая социальная группа, то есть внутригрупповое взаимодействие и межличностные отношения.  Семья важна и необходима как обществу, так и индивидам  [2, с.25 - 26].


В последние  десятилетия  наблюдается негативная трансформация роли семьи в социуме, являющаяся результатом социально-экономических, политических, духовно-нравственных  процессов, определяющих переориентацию ценностей и смыслов  в обществе. Изменяется посредническая роль семьи во взаимоотношениях человека и общества, сокращаются  ее социальные функции.


Укрепление семейных отношений  чрезвычайно важно, и здесь недостаточно разработка социальных программ, направленных на  материальное стимулирование семьи. Пока не будут учитываться духовно-нравственные  ценности, ответственность брачно-семейных отношений, сохранение семейных традиций - все, предлагаемые экономические рычаги  будут бесперспективными.


В одном из своих выступлений Святейший Патриарх Кирилл отметил роль нравственности в жизни общества: «…При всей развитости экономики, социальных и политических институций  люди способны жить вместе только на основании нравственного закона, если нравственность уходит из жизни общества, то оно превращается в волчью стаю, в банку со скорпионами, и люди начинают  друг друга уничтожать, и никакие законы не работают, если уходит нравственное начало»  [3, с. 38].


Русская традиционная семья - это такая духовная общность, в которой наглядно проявляются общечеловеческие добродетели такие как: уважение к старшим, трудолюбие, взаимопомощь, послушание, верность, любовь, благодарность, целомудрие.


 Первичным является именно добродетель. Целомудрие – обязательная добродетель для всех. По своему значению греческое слово «целомудрие» означает здравость, неповрежденность, единство, нормальное состояние внутренней духовной устроенности  человека, свежесть духовных сил, цельность и крепость личности. По определению святого Григория Нисского, «целомудрие вместе с мудростью и благоразумием есть благоустроенное распоряжение всеми душевными движениями, гармоническое действие всех душевных сил». [9, с.97].    В своей книге  «Столп  и утверждение истины»  русский философ-теолог  о. Павел Флоренский отмечает: «В развращенном человеке остается только личина человека, ибо дух постепенно умирает, угасает». [7, с.57].


Семья особым образом вбирает в себя историю рода и нации, и в следствии этого она не просто исполняет основной закон жизни - закон рождения, но и наделяет человека родовой и национальной памятью. Чувство сопричастности с национальной культурой, процесс становления не только личностного, но и на¬ционального самосознания является внутренней основой семьи. Поэтому семью необходимо рассматривать как явление национальной культуры. Русский философ Н. Арсеньев утверждает: «….поток культуры живет одновременно и в прошлом, и в настоящем, и в будущем»  [1, с.45].


Идея возрождения утраченных во многом русских традиционных ценностей, образцов жизнеустроения  является в наши дни одной из главных задач Русского мира.  «Следует различать, - отмечает Е. Шацкий, - традицию, как социальное явление,…и традицию как ценность, то есть те ценностные приоритеты общества и личности, которые только и позволяют говорить не просто о стереотипах деятельности, а об особой ее ориентированности в социальном времени» [8, с.326-328].


Традиции определяют исходные основания аксиологического своеобразия культуры, являются формой восприятия и понимания социального бытия. Именно в традиции как в форме и способе жизнедеятельности, нравственность, мораль обретают историческое и личностное  целеполагание.


В качестве социального и психического феномена, традиции выполняют фундаментальную функцию воспроизводства культуры и всех ее компонентов как единого целого, тем самым проявляя свою  сущностную характеристику природы культуры независимо от пространственно-временных границ и исторических эпох.


В этой связи следует вспомнить суждение русского философа С. Н. Трубецкого о том, что непрерывная традиция есть одно из определенных условий нормальной эволюции, а всякого рода скачки создают лишь временную иллюзию движения.   [5, с.195-197].


Отсюда следует вывод, что для каждой традиции не может быть и не должно быть никаких универсальных, общих стандартов,  каждая традиция культурно и исторически обусловлена.


«Народы управляются только двумя способами – либо традицией, либо насилием», - утверждает Б. Дизраэли премьер-министр Великобритании. [6, с. 491].  В этой связи следует отметить, что роли традиции в организации социального порядка  отводится одно из главенствующих значений, так как общество заинтересовано в своем самосохранении и безопасности, в развитии всех социокультурных институтов.


Таким образом, эволюция семьи как социального института обусловлена развитием общества, спецификой социально-экономических процессов. Однако, семья есть не только социальный институт, но и  культурное явление — главная носительница становления и развития культурных традиций, а потому в первую очередь  должна рассматриваться с позиций духовно-нравственных, религиозных, педагогических начал, благодаря которым формируется фундамент полноценной и прочной семьи.


ЛИТЕРАТУРА

1.Арсеньев Н.С. О смысле культуры / Н.С. Арсеньев// Русские философы (конец Х1Х-середина ХХ века): антология. Вып. 1. – М.: Книжная палата, 1993.  – 399 с.

2. Бурова С.Н. Социология брака и семьи: история, теоретические основы, персоналии/С.Н. Бурова; БГУ. – Минск: Право и экономики., 2010. – 444 с.

3. «Неизвестный» Патриарх Кирилл/ Сост. А. Добросоцких. М.: Даниловский  благовестник, 2009. – 192 с.

4. Ильин И.Н. Путь духовного обновления / Сост.авт.предисл., отв.ред. О.А. Платонов.– М.: Институт русской цивилизации. 2011. – 1216 с.

5. Трубецкой С.Н. Европа и человечество /С.Н. Трубецкой // Орлова И.Б. Евразийская цивилизация / И.Б. Орлова. – М.: Норма, 1998. – 275 с.

6.Франк С.Л. Воспоминания о П. Б. Струве// Непрочитанное…/ С.Л. Франк. – М.: Моск. школа полит.исслед., 2001. – 592 с.

7. Флоренский П.А. Столп и утверждение истины. Опыт православной теодицеи. М.: ООО «Издательство АСТ», 2003. - 640 с.

8.Шацкий Е. Утопия и традиции: (пер. с пол.)/ Е. Шацкий. – М.: Прогресс, 1990. – 445с.

9.Шиманский Г.И. Христианская добродетель целомудрия и чистоты по учению святых отцов и подвижников Церкви. М.:Даниловский благовестник, 1997. – 480 с.


FAMILY AS FUNDAMENTAL SOCIAL INSTITUTION OF MORAL VALUES AND TRADITIONS FORMATION


BULANAYA Yliya Viktorovna

assistant of the Department of philosophy

GO VPO Donetsk National University of Economics and Trade named

after Michael Tugan-Baranovsky

Donetsk city, DNR


The article deals with the problem of a family as a small social group, its transformation in modern world / society.

The reasons of sociocultural crisis are identified. Spiritually moral law as important one in renewal, purifying and strengthening of familial ties is  analyzed, and characterization of traditions.

Key words: Family, traditions, spirituality, morality, social values, sociocultural crisis.

© Ю.В.Буланая, 2020

ШАЛАГИНОВА Ксения Сергеевна, КУЛИКОВА Татьяна Ивановна

СОВЛАДАЮЩЕЕ ПОВЕДЕНИЕ КАК ФАКТОР УСПЕШНОЙ АДАПТАЦИИ

ПОДРОСТКОВ ИЗ НЕПОЛНЫХ СЕМЕЙ В СОЦИУМЕ


КУЛИКОВА Татьяна Ивановна

кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры психологии и педагогики 

ШАЛАГИНОВА Ксения Сергеевна

кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры психологии и педагогики

ФГБОУ ВО "Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н Толстого"

г. Тула, Россия


Многочисленные исследования говорят о том, что дети из неполных семей имеют низкую самооценку, склонны к самоуничижению, проявляют высокий уровень тревожности. Подростки из неполных семей чаще других детей сталкиваются со школьными трудностями, преодолеть которые самостоятельно они не могут. Такие ситуации приводят их к эмоциональным переживаниям, напряжению, беспокойству, озабоченности, нервозности и пр.

Ключевые слова: подростки, неполная семья, адаптация в социуме, совладающее поведение.


Проявления тревожности в различных ситуациях не одинаковы. В  одних  случаях люди склоны вести себя тревожно всегда и везде, в  других  они  обнаруживают свою тревожность лишь время от  времени,  в  зависимости  от  складывающихся обстоятельств [1].

В зарубежной психологии хорошо изучены такие явления, как страх перед школой, школьная тревожность, избегание школы (Clyne, Phillips, Fransis, Svingen). Причиной возникновения школьной тревожности являются не сам по себе неуспех ребенка в учебной деятельности и даже не низкая оценка достижений со стороны значимых других, а  переживания школьника по поводу этого неуспеха. Особенно этому подвержены подростки с недостаточной сформированностью личностных качеств, способствующих конструктивному преодолению фрустрационных и стрессовых ситуаций. В целом причиной тревоги может быть все, что нарушает у ребенка чувство уверенности, надежность в его взаимоотношениях с родителями.


Многочисленные исследования говорят о том, что дети из неполных семей имеют низкую самооценку, склонны к самоуничижению, проявляют высокий уровень тревожности. Подростки из неполных семей чаще других детей сталкиваются со школьными трудностями, преодолеть которые самостоятельно не могут [2]. Такие ситуации приводят к эмоциональным переживаниям подростков, напряжению, беспокойству, озабоченности, нервозности и пр.


В этой связи особую значимость приобретает изучение психологических способов совладания как фактора успешной адаптации детей в социуме (Л.И. Анцыферова, Ф.Б. Березин, В.А. Бодров, Е.П. Ильин, А.Р. Кудашев, С.К. Нартова-Бочавер, А.А. Реан, М.С. Яницкий и другие). Поэтому возникает необходимость в изучении стилей защитно-совладающего поведения личности в трудных жизненных ситуациях. Изучением процесса возникновения стрессовых реакций, способов их профилактики и коррекции поведения личности  в стрессовых ситуациях занимались такие зарубежные исследователи, как Дж. Адамс, Дж. Амирхан, Р. Лазарус, C. Петерсон, M. Селигман, Г. Селье, M. Тейлор, К. Элдвин и другие.


Теоретическое исследование данной проблемы потребовало ее эмпирического изучения. В нашем исследовании мы определили две экспериментальные группы: 1-я группа – подростки из полных семей; 2-я группа – подростки из неполных семей. Цель данного исследования состояла в изучении копинга и выявлении возможности использования определенных форм копинга как способности защиты личности. В качестве диагностических методик для исследования личностных особенностей подростков и копинг-поведения были определены следующие: опросник самоуважения М. Розенберга; методика изучения уровня самооценки и уровня притязаний  Дембо-Рубинштейн в модификации А.М. Прихожан; тест школьной тревожности Филлипса; методика Д. Амирхана «Индикатор копинг-стратегий».


По результатам опросника самоуважения М. Розенберга было установлено, что количество подростков с заниженным уровнем самоуважения в обеих группах одинаково (по 62,5%), тем не менее, в группе подростков из неполных семей показатель самоуважения гораздо ниже, чем в группе подростков из полных семей. Однако в этой же группе наблюдается более благоприятная ситуация с переживанием самоуничижения. Полученные результаты позволяют нам сделать вывод о том, что подростки с высоким уровнем самоуважения в большей степени склонны к «самокопанию» и самоуничижению.  


По методике изучения уровня самооценки и уровня притязаний  Дембо-Рубинштейн общий показатель уровня самооценки в группе подростков из полных семей соответствует высокому уровню. В группе подростков из неполных семей этот показатель соответствует среднему уровню самооценки. Уровень умственных способностей подростки из неполных семей оценивают несколько ниже, чем подростки из полных семей.  Наибольшее расхождение наблюдается в уровне самооценки по параметру «авторитет у сверстников».


Обратившись к результатам теста школьной тревожности Филлипса, мы определили следующее. В обеих группах выявлено равное количество испытуемых (12,5% в каждой группе) с высоким уровнем тревожности в школе, связанной с различными формами включения подростков в жизнь школы. Испытуемые подростки как из полных, так и из неполных семей в одинаковой степени (по 62,5%) испытывают низкий уровень тревожности в переживании социального стресса. Еще 12,5% подростков  из группы полных семей  имеют высокий уровень тревожности в самовыражении. При этом они испытывают негативные эмоциональные переживания ситуаций предъявления себя другим, демонстрации своих возможностей. 12,5% испытуемых из полных семей и  25% испытуемых из неполных семей имеют низкую физиологическую сопротивляемость стрессу, что снижает приспособляемость ребенка к ситуациям стрессогенного характера, повышающие вероятность неадекватного реагирования на тревожный фактор среды.


Анализируя результаты методики Д. Амирхана, мы выявили следующее. Подростки из полных семей (25%) при возникновении трудной ситуации, пытаются различными способами разрешить проблему, что говорит о средней степени выраженности стратегии «Разрешение проблем». Таким же образом действуют 25% подростков из неполных семей. Что касается остальных испытуемых, то подростки как из полных семей (75%), так и из неполных семей (62,5%), имеют низкий уровень выраженности стратегии «Преодоление проблем», при этом они прибегают к социальной поддержке, просят помощи у друзей, родителей. Важно отметить,  что подростки из неполных семей (87,5%) чаще других ищут социальную поддержку. 37,5% испытуемых из неполных семей и всего лишь 12,5%  подростков из полных семей иногда избегают существующих проблем, пытаются отвлечься от проблемы, стараются заниматься другими делами.


Определяя эффективность совладающего поведения подростков из неполных семей, мы определили условные уровни копинга: высокий, средний и низкий. Высокий уровень является показателем эффективного копинга и характеризуется выраженностью трех копинг-стратегий. Средний уровень характеризуется выраженностью двух копинг-стратегий, в связи с чем средний уровень может быть представлен тремя вариантами. Низкий уровень характеризуется выраженностью только одной копинг-стратегии и также имеет три варианта. Понимая под выраженностью копинг-стратегии относительный показатель ≥ 55%, можно сделать следующие выводы. По среднегрупповому показателю у подростков из полных семей выявлен средний уровень копинга. В группе подростков из неполных семей выявлен низкий уровень копинга. Таким образом, подростки из полных семей способны к более позитивному самообладанию, чем подростки из неполных семей, но ни в одной группе копинг подростков нельзя назвать эффективным.


Полученные в ходе исследования результаты подтверждают наше предположение о том, что в состоянии ситуационной тревожности подростки из неполных семей демонстрируют низкую выраженность эффективного копинга. Неэффективное владение копингом обусловлено как внутренними так и внешними факторами: самоунижение, низкая самооценка, эмоциональная неустойчивость, отсутствие образца эффективного поведения, нарушение социальных связей с семьей и сверстниками.  


ЛИТЕРАТУРА

1.  Аведисова А.С. Копинг и механизмы его реализации. Аналитический обзор / А.С. Аведисова, Л.С. Канаева, Д.Ф. Ибрагимова // Российский психиатрический журнал. 2002. ‒ № 4. ‒ С. 59-64.

2.  Аргентова Т.Е. Особенности совладающего поведения детей-сирот старшего подросткового возраста / Т.Е.Аргентова, Е.В. Тополова // Сибирский психологический журнал. ‒ 2007. № 25. ‒ С. 67-72.


COMPONENT BEHAVIOR AS A FACTOR OF SUCCESSFUL ADAPTATION OF TEENAGERS

FROM INCOMPLETE FAMILIES IN SOCIETY


KULIKOVA T.I.

Candidate of Psychological Sciences, Associate Professor

Associate Professor of the Department of Psychology and Pedagogy

SHALAGINOVA K.S.

Candidate of Psychological Sciences, Associate Professor

Associate Professor of the Department of Psychology and Pedagogy

Tula State Lev Tolstoy Pedagogical University

Tula, Russia


Numerous studies suggest that children from single-parent families have low self-esteem, are prone to self-destruction, and show high levels of anxiety. Adolescents from single-parent families are more likely than other children to face school difficulties that they cannot overcome on their own. Such situations lead them to emotional experiences, tension, anxiety, concern, nerves, etc.

Key words: teenagers, incomplete family, adaptation in society, controlling behavior.

© Т.И. Куликова, 2020      

© К.С. Шалагинова, 2020

ДЕКИНА Елена Викторовна

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ ЗАМЕЩАЮЩЕЙ СЕМЬИ, ПРИНЯВШЕЙ НА ВОСПИТАНИЕ РЕБЕНКА С ОВЗ


ДЕКИНА Елена Викторовна

кандидат психологических наук, доцент, доцент кафедры психологии и педагогики

ФГБОУ ВО "Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н Толстого"

г. Тула, Россия


В статье рассматриваются особенности функционирования замещающей семьи, принявшей на воспитание ребенка с ограниченными возможностями здоровья. На основе полученных эмпирических данных представлена технология подготовки специалистов-коммуникаторов, добровольцев для работы с замещающей семьей.

Ключевые слова: замещающая семья, ребенок с ограниченными возможностями здоровья, специалист-коммуникатор, доброволец, детско-родительский клуб.


Одним из актуальных направлений современной государственной политики является поддержка различных категорий семей и замещающей семьи в частности. В этом направлении важно изучение роли замещающей семьи в развитии личности и индивидуальности приемного ребенка, анализ лучших практик успешного родительского воспитания [3], современных подходов к социально-психологическому сопровождению замещающих семей [4], исследование особенностей взаимодействия биологических и приемных детей, направлений выстраивания благоприятных детско-родительских отношений и др. Знание особенностей функционирования замещающей семьи, принявшей на воспитание ребенка с ограниченными возможностями здоровья, поможет психологам, педагогам, социальным работникам более эффективно организовывать психолого-педагогическую поддержку этой категории семей:  помощь родителям в принятии своих детей такими, какие они есть, обучение родителей различным способам коммуникации; организация общения и взаимодействия с приемным ребенком, причем не только родителей, но и всех членов семьи, что подтверждается результатами исследований более 250 замещающих семей [1]. Анализ результатов, полученных по авторскому опроснику, свидетельствует о том, что главными признаками наличия психологических проблем у ребенка родители считают замкнутость и склонность к одиночеству (46%), непослушание (30%), плохое поведение и грубость (16%), воровство и склонность к обману (8%). Обращает на себя внимание тот факт, что проблемы с психическим здоровьем ребенка для большинства родителей связаны с тем, что он «не общается с людьми» (50%), «плохо себя ведет в различных ситуациях» (42%), «плохо учится» (16%). Более 50% опрошенных отметили, что большинство психологических проблем относится к периоду 2-3 года спустя после появления ребенка в семье; наименьшее количество проблем отнесены к первым шести месяцам пребывания ребенка в семье (12%). Родители, воспитывающие детей с ОВЗ, выделили следующие проблемы: «здоровье» (50%), «общение внутри семьи» (28%), при этом лишь 16% опрошенных отметили в качестве источника стресса «обучение» и 6% – «вредные привычки». Исследование психоэмоционального статуса родителей, воспитывающих детей с ОВЗ, выявило существенное неблагополучие у 48% опрошенных. По результатам исследований, субклинически выраженная тревога отмечена у 42% матерей,  субклинически выраженная депрессия – у 22%. Был выявлен высокий процент клинически выраженной тревоги (6%) и клинически выраженной депрессии (10%) [1].


58% опрошенных считают, что психолого-педагогическая помощь необходима всей семье («всем вместе»). При появлении в семье приемного ребенка, особенно  с ОВЗ, собственные дети часто оказываются на периферии родительского внимания, у них начинаются проблемы в учебе, во взаимоотношениях со сверстниками,  имеют место девиантные формы поведения и т.д.


Включение детей с ОВЗ в семью возлагает на родителей, сопровождающих специалистов дополнительную ответственность: возрастает необходимость в получении знаний по установлению благоприятного психологического климата в семье, подготовке собственных детей к принятию ребенка с ОВЗ, взаимодействию с собственными и приемными детьми, решению конфликтных ситуаций в семье, образовательном учреждении и т.д. В этом направлении свою эффективность показало специальное обучение психологов-коммуникаторов для работы с замещающими семьями, принявшими на воспитание ребенка с ОВЗ, владеющих следующими инновационными технологиями: альтернативная коммуникация (в том числе с неречевыми детьми);  матрица коммуникативной компетентности; арт-технологии, направленные на оптимизацию детско-родительских отношений; терапия средой; клиническая супервизия и др. В работе с замещающей семьей, воспитывающей детей с ОВЗ, свою эффективность показала подготовка студентов-добровольцев, которые могут оказать помощь в решении проблем адаптации детей с ОВЗ, обучения, профессиональной ориентации, коррекции недостатков; в функционировании детско-родительского клуба. В рамках программа школы добровольца в семейной сфере волонтеры знакомятся с понятиями «замещающая семья»,  «ребенок с ОВЗ», результатами исследований, практиками работы с замещающей семьей, разрабатывают социальные проекты, мастер-классы, работая под руководством опытных наставников [2]. Осуществляется формирование  специальных компетенций в области работы с замещающей семьей, освоение инструментария психолого-педагогического сопровождения семьи с целью максимально успешной социализации приемного ребенка, в том числе с РВЗ. Добровольцы активно привлекаются к деятельности детско-родительского клуба для замещающих семей, цель которого направлена на  создание пространства взаимоподдержки приемных родителей, оказание своевременной социальной, психолого-педагогической помощи замещающим семьям. Детско-родительский клуб выстраивает работу с использованием следующих форм: палаточный лагерь для замещающих семей, интерактивные площадки по обмену опытом, проектировочные и рефлексивные сессии по вопросам воспитания и обучения детей с привлечением соответствующих специалистов и др.


Таким образом, выделим организационные, содержательные и психолого-педагогические условия работы с замещающей семьей. К организационным условиям относится проведение обучающих семинаров, консультаций для замещающих семей и работающих с ними специалистов; организация детско-родительского клуба для замещающих семей и др. Данная группа условий позволяет создать среду для индивидуально-личностного и социального развития всех членов замещающей семьи, что может способствовать успешному формированию ценностей ответственного родительства, облегчению психологической адаптации приемных детей с ОВЗ, биологических детей в семье, принявшей на воспитание ребенка с ОВЗ, снижению риска семейной дезинтеграции.


Содержательные условия заключаются в соответствии содержания используемого материала, форм и технологий психолого-педагогической работы запросам замещающих семей, в том числе воспитывающих ребенка с ОВЗ. С целью формирования маршрутов психологической поддержки конкретной семьи специалистами проводится комплексное психолого-педагогическое обследование семейной системы при помощи специально разработанной диагностической программы. На основе анализа полученных результатов исследования формируется заключение специалиста, являющееся основой для разработки направлений помощи конкретной семье.


Психолого-педагогические условия предполагают специальную организацию взаимодействия с замещающей семьей, воспитывающей ребенка с ОВЗ, через создание особой социально-психологической атмосферы доброжелательности, доверия, настроенности на понимание и диалог. При этом создается пространство взаимоподдержки на пути оптимизации жизнедеятельности семьи, своевременной и эффективной помощи семье в новом статусе, сотрудничества всех членов замещающей семьи со специалистами соответствующего профиля, добровольцами. Итогом совместной работы является создание благоприятного психологического климата в замещающей семье, что будет способствовать более эффективному выполнению задач воспитания, обучения и развития приемного ребенка с ОВЗ.


Результаты комплексной работы являются основой для проектирования инновационных направлений помощи замещающей семье, в том числе воспитывающей ребенка с ОВЗ, способствуют гармонизации детско-родительских отношений, повышению психолого-педагогической компетентности приемных родителей, профилактике отказов от приемных детей.


ЛИТЕРАТУРА

1. Декина Е.В., Самсонова Г.О. Проблемы психологической адаптации здоровых детей в замещающих семьях, принявших на воспитание ребенка с ограниченными возможностями здоровья: монография. - М.: Эдитус, 2019. - 288 с.

2. Декина Е.В., Г.О. Самсонова, К.С. Шалагинова, В.С. Егоров Организация работы специалистов психолого-социально-педагогического профиля, волонтеров в замещающей семье, в том числе воспитывающей детей с ограниченными возможностями здоровья. - Тула: Тул. гос. пед. ун-т им. Л.Н. Толстого, 2019. - 113 с.

3. Каталог лучших практик родительского просвещения и взаимодействия семьи и школы. - М.: Просвещение, 2017. - 607 с.

4. Шульга Т.И., Семья Г.В. Особенности сопровождения замещающих семей, воспитывающих детей с ОВЗ. – М.: ИИУ МГОУ, 2015. - 204 с.


PSYCHOLOGICAL WELFARE OF THE REPLENISHING FAMILY, ADOPTING A CHILD WITH HIA


DEKINA E. V.

Candidate of Psychological Sciences, Associate Professor

Associate Professor of the Department of Psychology and Pedagogy

Tula State Lev Tolstoy Pedagogical University

Tula, Russia


The article discusses the features of the functioning of a substitute family that has adopted a child with disabilities to raise a child. Based on the obtained empirical data, the technology of training specialists-communicators, volunteers for working with a substitute family is presented.

Key words: foster family, child with disabilities, specialist communicator, volunteer, parent-child club.

© Е.В. Декина, 2020

АККАЗИЕВА Алина Эльмудиновна, ХЛУСТИКОВА Алина Александровна

ПРОБЛЕМА ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО И ФИЗИЧЕСКОГО НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ


АККАЗИЕВА Алина Эльмудиновна

студент

ХЛУСТИКОВА Алина Александровна

студент

ФГБОУ ВО "Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н Толстого"

г. Тула, Россия


В данной статье рассмотрена проблема регулирования вопроса психологического и физического насилия в семье на законодательном уровне в РФ, а также выделены его виды и причины.

Ключевые слова: насилие, домашнее насилие, уголовное законодательство, виды и причины насилия, семья.


У большинства людей слово «семья» ассоциируется с уютным домом, добротой и верностью близких нам людей. С местом, в которое всегда можно вернуться, где безопасно и никакие угрозы не страшны.… Но, к сожалению, это не всегда так.  


До сих пор, семья остается одной из самых незащищенных ячеек общества в нашем государстве. Проблема жестокости и насилия как физического, так и психологического очень обострена. Поэтому, в настоящее время, это одно из главных направлений развития социальной политики Российской Федерации.


Несмотря на актуальность данного вопроса, в России до сих пор не существует норм, которые давали бы точное определение насилию, прописывали бы его виды и регулировали бы проблему в целом на законодательном уровне.


Энциклопедический словарь  Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона толкует «насилие» как «незаконное употребление силы против личности потерпевшего, принуждение его что-либо сделать или не делать, что-либо испытать или перенести. Насилие может быть физическое или психическое; последнее всего чаще выражается в форме угроз» [4]. Помимо перечисленных видов существуют также экономическое, эмоциональное и сексуальное насилие.


Под экономическим насилием в семье понимаются нездоровые финансовые отношения между ее членами, чрезмерный контроль денежных средств, который сопровождается обвинениями в разорении семейного бюджета, а также лишение необходимых и жизненно важных ресурсов.


Эмоциональное – это форма насилия на психологическом уровне, способная привести к различным травмам и расстройствам психики человека.


К сексуальному же насилию относят принуждение к половому контакту или неприятным действиям во время близости, изнасилование, причинение лицу вреда действиями сексуального характера и подтекста. При этом чаще всего человек подвергается сразу нескольким видам.


Анализ официальных данных об обстоятельствах домашнего насилия позволяет выделить общие причины его возникновения. К ним относят:

-врожденное стремление к тотальному контролю и склонность к жестокости;

-стресс или травма, полученная агрессором в детстве;

-маргинальный образ жизни, а также алкогольная или наркотическая зависимость;

- менталитет, стереотипы и т.д.


Проблема кроется и в том, что самого понятия «домашнее насилие» не существует как такового. Обычно, в юридическом аспекте, это трактуется как побои, избиение или угрозы.


27 января 2017 года Государственная Дума приняла законопроект о внесении поправок в статью 116 УК РФ. В СМИ его также называют «законом о домашнем насилии», по которому закрепляется, что если ударить человека, но следов ущерба или повреждений не будет замечено, то это деяние будет рассматриваться в качестве административного правонарушения (статья 6 КоАП). Изначально, данные изменения имели благие намерения.  Утверждалось, что данная поправка призвана «укрепить российские семьи и их ценности». Но по факту эти изменения могут увеличить количество нападений и более того, позволить многим домашним «любителям решать вопросы кулаками» действовать.


Несмотря на то, что после обнародования закона многие слои населения остались недовольны, власти не спешат вносить новые поправки.  А жертвы домашнего насилия вынуждены страдать из-за пробела в законе.


Обращаясь к статистике, можно заметить, что Россия до сих пор остается лидером по количеству жертв домашнего насилия по сравнению с остальными странами. Только за 2018 год было зафиксировано 33 тысячи пострадавших, 14 тысяч из них привели к летальному исходу. А это лишь официальные данные. Многие пострадали только потому, что хотели себя защитить и превысили предел необходимой самообороны (статья 114 УК РФ).  А сколько людей, которые попросту не верят в помощь государства или бояться говорить и выносить свою проблему на публику.  


Причем проблема имеет четко выраженную гендерную направленность, так как жертвами чаще всего становятся женщины, далее в рейтинге идут дети и люди пожилого возраста. По данным опроса о домашнем насилии за 2019 год, 64% респондентов считают, что женщины сами виноваты в своем положении, а именно, они дают повод для ревности, носят откровенную одежду, общаются с представителями противоположного пола, растрачивают семейный бюджет, не выполняют свои домашние обязанности, провоцируя партнера на физическое и психологическое насилие. Эти люди перекладывают ответственность на саму жертву, приводят в пример такой термин, как «виктимность – стремление стать потерпевшей», аргументируя свою позицию словами: «До брака не видела, что он агрессивный?», «Должна быть причина! Значит, сама спровоцировала – терпи», «Бьет – значит любит».


Конечно, возникают интересные вопросы: «Почему не ушла? Зачем терпела?», но куда идти жертве насилия, если в полиции отказываются принимать заявление, родственники не считают проблему глобальной, а убежать – не хватит средств на существование, а на плечах еще и ребенок?


Возвращаемся опять к тому, что в нашей стране нет закона о защите потерпевших от домашнего насилия, таким людям просто некуда пойти и обратиться, поэтому они остаются и дальше терпят побои, издевательства и унижения. На таких жертв обращают внимание только после того, как уже стало поздно. Примером может послужить ситуация, которая случилась в 2017 году с Маргаритой Грачевой, она хотела развестись с мужем, а в ответ он устроил ей скандал и обещал превратить её жизнь в ад. Женщина обращалась в полицию с заявлением, но они с равнодушием относились к ситуации и не предпринимали никаких мер. А тем временем муж планировал, как отомстить жене. И вот в один из дней супруг вывез Маргариту в лес и сознательно отрубил ей кисти рук. К счастью, женщина выжила, но восстановить удалось лишь одну руку, вместо второй кисти у нее теперь протез. Уголовное дело завели и на супруга, и на полицейского за его халатное отношение.


А спорные факты относительно громкого дела сестер Хачатурян до сих пор волнуют многих юристов и простых граждан.

Летом 2018 года был найден убитым Михаил Хачатурян, которого в состоянии аффекта убили собственные дочери. Следствие выяснило, что девушки несколько лет находились под жестким психологическим давлением и неоднократно подвергались физическому насилию со стороны отца. Но сторона обвинения отвергает версию о самообороне и настаивает на том, что это преднамеренное убийство, совершенное по сговору группой лиц.  Дело вызвало большой резонанс в обществе.  14 декабря 2018 г. во многих городах России проходила акция «Мост сестер» в поддержку девушек, где участники закрепляли ленты и замки с ободряющими словами, а главное требование-прекращение уголовного преследования. Также, люди выстраивались в очередь на одиночные пикеты.


И таких ситуаций до ужаса много: «Житель Калуги убил свою девушку, чтобы произвести впечатление на друзей» гласит заголовок статьи на портале «anews», в Саратове полицейские не смогли войти в квартиру, где мужчина избивал свою жену только потому, что он их не пустил. А женщина скончалась спустя несколько дней.


Неужели нужно доводить ситуацию до критического момента, чтобы правоохранительные органы защищали своих граждан?


В связи с борьбой за принятие закона о домашнем насилии создаются многочисленные центры защиты жертв насилия. Это некоммерческие организации, которые готовы помочь людям в трудной жизненной ситуации. Многие фонды предоставляют временное убежище, средства к существованию, эмоциональную и юридическую поддержку, своей деятельностью спасают жизни потерпевших.

Примеры центров: «Насилия. Нет», «АННА», «Сестры», «Кризисный центр для женщин. Существует бесплатная горячая линия экстренной помощи для жертв насилия: 8 800 7000 600.


Также существуют центры, которые не только оказывают всевозможную помощь пострадавшим, но и разрабатывают собственный текст закона о домашнем насилии, примером может служить известная сеть «ТыНеОдна». На их сайте можно увидеть текст, предлагаемого законопроекта, найти подходящего психолога и заполнить заявление в полицию.


 Более того, мы провели собственное исследование в рамках факультета истории и права университета ТГПУ им. Л.Н Толстого. В результате опроса мы выяснили, что из 54 человек 27% были подвержены психологическому или физическому насилию в семье, а 41,5 % опрошенных были свидетелями насилия над кем-либо. На диаграмме вы можете наблюдать процентное соотношение студентов, которые применяли физическую силу по отношению к другому лицу. 86,8% опрошенных подчеркивают актуальность проблемы в нашей стране и считают, что гражданам нужен закон о домашнем насилии.

 

Таким образом, можно сделать вывод, что из-за отсутствия соответствующей нормативно-правовой базы для данной категории преступлений большинство сотрудников правоохранительных органов отказываются осуществлять проверку, ошибочно считая это «семейными делами», проявляя тем самым весь свой непрофессионализм и не могут гарантировать жертве полную безопасность относительно агрессора, отчего многие потерпевшие предпочитают терпеть издевательства, нежели обращаться за помощью. Исходя из этого можно выделить аспекты, которые должны быть учтены при составлении закона о домашнем насилии:

• пробелы в уголовном законодательстве;

• признание наличия вреда, причиненного агрессором;

• гарантия безопасности пострадавшему лицу;

• осуществление компенсации жертве насилия.


ЛИТЕРАТУРА

1. Муханова Е.Д Насилие в семье: проблема социальная и правовая//Наука. Мысль.  2017 — №4. —URL: https://cyberleninka.ru/article/n/nasilie-v-semie-problema-sotsialnaya-i-pravovaya/viewer

2. Саламова С.Я. Домашнее насилие в современной России: общая характеритика//Lex Rusica. 2018. - №4. - С.129-139.

3. Семерикова А.А., Анисимова Н.Р. Психологические особенности виктимного поведения  женщин в ситуации домашнего насилия// Сервис в России и за рубежом. —2015. — №1. — С.57-67

4. Энциклопедический словарь — С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон. 1890—1907. —URL: https://rus-brokgauz-efron.slovaronline.com


THE PROBLEM OF PSYCHOLOGICAL AND PHYSICAL VIOLENCE IN THE FAMILY


AKKAZIEVA A.E., KHLUSTIKOVA A.A.

 Tula State Lev Tolstoy Pedagogical University

Tula, Russia


This article considers the problem of regulating the issue of psychological and physical violence in the family at the legislative level in the Russian Federation, as well as its types and causes.

Key words: violence, domestic violence, criminal legislation, types and causes of violence, family.

© А.Е. Акказиева, 2020    

© А.А. Хлустикова, 2020

ВИКЖАНОВИЧ Светлана Николаевна, ЧЕТВЕРИКОВА Татьяна Юрьевна

ПОКАЗАТЕЛИ РЕАБИЛИТАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ СЕМЬИ, ВОСПИТЫВАЮЩЕЙ РЕБЁНКА

СО СПЕЦИАЛЬНЫМИ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫМИ ПОТРЕБНОСТЯМИ


ВИКЖАНОВИЧ Светлана Николаевна

кандидат педагогических наук, доцент,

доцент кафедры дефектологического образования

ЧЕТВЕРИКОВА Татьяна Юрьевна

кандидат педагогических наук, доцент,

заведующий кафедрой дефектологического образования

ФГБОУ ВО «Омский государственный педагогический университет»

г. Омск, Россия


В статье отмечается, что эффективность реабилитации ребёнка со специальными образовательными потребностями зависит от участия в этом процессе его семьи. Авторы статьи представили показатели, с использованием которых можно дать оценку реабилитационной культуре семей. Сообщается, что достижение семьёй высокого уровня реабилитационной культуры возможно благодаря её психолого-педагогической навигации со стороны квалифицированных специалистов.

Ключевые слова: реабилитационная культура, семья, дети со специальными образовательными потребностями, показатели реабилитационной культуры, психолого-педагогическая навигация.


Настоящий период времени характеризуется усилением внимания государства и общества к проблемам функционирования института семьи как малой, но одновременно с этим уникальной социальной группы людей. Потенциал семьи подлежит высокой оценке в различных аспектах. Это воспитание подрастающего поколения, сохранение и преумножение национальных традиций, удовлетворение потребности в эмоционально-психологическом комфорте, духовном общении и др.


Отметим, что содержание ряда стратегических документов, принятых на государственном уровне, свидетельствует о необходимости целенаправленной социальной поддержки семей с детьми. При этом субъектом особой заботы являются семьи, в которых воспитываются дети со специальными образовательными потребностями и инвалидностью.


Современные научные изыскания свидетельствуют о том, что семья, в которой имеется ребёнок с ограниченными возможностями здоровья, предстаёт в виде особой социальной группы. Помимо традиционных функций она вынуждена выполнять дополнительную, а именно: решение нетипичных для иных семей смысложизненных проблем, максимальная ориентация личного ресурса на преодоление сложных социально-бытовых ситуаций, на совладание с ними, что обусловлено болезнью ребёнка.


Так, согласно Е.Д. Красильниковой, у родителей, воспитывающих ребёнка с нарушениями развития, нередко можно наблюдать неадекватное отношение к его болезни, а также весьма высокую фрустрированность. Одновременно с этим отмечается сниженный уровень удовлетворения потребностей всех членов семьи, имеются трудности в плане личностной и профессиональной самореализации [1]. Это, несомненно, оказывает негативное влияние на все линии развития ребёнка, осложняя процесс его инкультурации.


С учётом изложенного выше имеются основания констатировать, что семьи, воспитывающие детей со специальными образовательными потребностями, нуждаются в целенаправленной и преимущественно персонифицированной навигации со стороны квалифицированных специалистов. Благодаря такому сопровождению обеспечивается формирование реабилитационной культуры семьи и, соответственно, совершенствование системы специализированной помощи ребёнку с проблемами в здоровье.


Потребность семьи именно в персонифицированной психолого-педагогической навигации обусловлена довольно широким спектром факторов. Это заболевание ребёнка, структура его нарушения, картина общего и речевого развития, состояние социального опыта и др. Не меньшее значение имеют уровень образования и возраст родителей, наличие у них опыта в воспитании детей (в т.ч. здоровых), их образ жизни, численный состав семьи, её поколеннось (например, ребёнок может расти как в двух-, так и в трёхпоколенной семье) и т.д.


Специалистам важно принять во внимание реабилитационный потенциал семьи, её ресурсы, которые могут использоваться с максимальной долей эффекта при планировании и последующей реализации коррекционно-образовательного процесса.


Несмотря на высокую степень актуальности рассматриваемой проблемы, в современной отечественной науке по-прежнему не в полной мере определены показатели (индикаторы), на основании которых может быть сделано профессиональное заключение о состоянии реабилитационной культуры семьи, воспитывающей ребёнка со специальными образовательными потребностями. Между тем, данные показатели должны стать одним из инструментов специалиста, при помощи которого он может объективно оценить потенциал семьи в аспекте готовности к участию в реабилитационном процессе в качестве субъекта этой сложной и многоплановой деятельности.


Как следует из материалов научного исследования Е.М. Старобиной, реабилитационную культуру следует трактовать в качестве особой, специфической системы. Данная система, согласно автору, представлена рядом компонентов: аксиологическим (ценностным), когнитивным, а также праксиологическим [2].


С учётом сущностного смысла названных выше компонентов нами были определены основные показатели, позволяющие в качественном аспекте оценить реабилитационную культуру семьи, воспитывающей ребёнка со специальными образовательными потребностями. К числу таких показателей, изначально определяемых в виде высоких, были отнесены следующие:

– принятие ребёнка с проблемами в здоровье (инвалидностью) таким, какой он есть;

– осознание наличия у ребёнка проблем в здоровье; понимание структуры имеющегося у него нарушения, влияния заболевания на дальнейшее развитие, на его жизненные перспективы;

– желание (потребность) постоянно приобретать новые знания, обогащать личный опыт для оказания своему ребёнку помощи с учётом его специальных потребностей, для непосредственного участия в абалитационном / реабилитационном процессе;

– способность на базе приобретённых знаний и полученного опыта принимать адекватные решения и реализовывать коррекционно-педагогическое воздействие, ориентируясь на психологический возраст ребёнка, зону его актуального и ближайшего развития и некоторые иные особенности, обусловленные структурой нарушения;

– готовность к конструктивному сотрудничеству со специалистами, взаимодействию с ними как с командой единомышленников (это свидетельствует о субъектной позиции семьи в образовательно-реабилитационном процессе);

– «социальная открытость» семьи, находящая выражение в способности взаимодействовать с различными общественными организациями, в том числе родительскими объединениями, представляющими интересы детей с ограниченными возможностями здоровья;

– готовность к выполнению функции социального адвокатирования. Это необходимо для обеспечения защиты прав своего ребёнка.


Помимо прочего, в данном случае предусматривается наличие у родителей умений ориентироваться в нормативных документах, регулирующих права лиц с инвалидностью.


Специалисты, используя в практической деятельности указанные показатели в их совокупности, могут выявить реабилитационный потенциал семьи, установить те ресурсы, за счёт которых целесообразно обеспечивать оптимизацию системы коррекционно-педагогической работы с ребёнком, а также процесс психолого-педагогической навигации и поддержки взрослых членов его семьи.


Резюмируя, отметим, что достижение семьёй высокого уровня реабилитационной культуры представляется вполне достижимой задачей. Однако это требует непосредственного участия специалистов, представляющих мультидисциплинарную команду, в число которой наряду с дефектологами разного профиля входят медицинские и социальные работники, педагоги системы дополнительного образования, юристы. Консолидированная деятельность специалистов позволяет гибко реагировать на запросы семьи, сопровождать её на этапе принятия решений, выбора и осуществления действий в интересах ребёнка.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Красильникова Е.Д. Психологическое сопровождение семьи, воспитывающей ребёнка с различными вариантами нарушения психического развития // Вестник Тверского государственного университета. Серия: Педагогика и психология. – Выпуск 1. – 2012. – № 1. – С. 50 – 58.
  2. Старобина Е.М. Об изучении реабилитационного потенциала семьи, воспитывающей ребёнка с ограниченными возможностями здоровья // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена. – 2018. – № 190. – С. 63 – 69.


INDICATORS OF REHABILITATION CULTURE OF A FAMILY RAISING A CHILD WITH SPECIAL EDUCATIONAL NEEDS


Vikzhanovich Svetlana Nikolaevna

candidate of pedagogical sciences, docent, department of Defectology education

Chetverikova Tatiana Yurievna

candidate of pedagogical sciences, docent, Head of the department of Defectology education

Omsk State Pedagogical University

Omsk, RussiaС.Н.


The article notes that the effectiveness of rehabilitation of a child with special educational needs depends on the participation of his family in this process. The authors of the article presented indicators that can be used to assess the rehabilitation culture of families. It is reported that the achievement of a high level of rehabilitation culture by the family is possible due to its psychological and pedagogical support from qualified specialists.

Key words: rehabilitation culture, family, children with special educational needs, indicators of rehabilitation culture, psychological and pedagogical navigation.

© С.Н. Викжанович, 2019   

© Т.Ю. Четверикова, 2019