ISSN: 2218-7774

Н А У Ч Н Ы Й    П О Т Е Н Ц И А Л

Научный журнал. Издаётся с 2010 года


СЕРЕБРОВА Светлана Борисовна

ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНАЯ ИНТЕРФЕРЕНЦИЯ

КАК СПОСОБ ФОРМИРОВАНИЯ КАРТИНЫ МИРА


СЕРЕБРОВА  Светлана Борисовна

кандидат филологических наук, доцент

 ГО ВПО «Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановского»

г. Донецк, Донецкая Народная Республика (ДНР)


Для создания полноценной и осмысленной картины мира современному носителю национального когнитивного пространства необходимо знание  минимума интернациональных прецедентных феноменов, входящих в ядро когнитивного сознания универсальной личности. Овладевая интертекстуальными возможностями национального культурного контента, языковая личность в процессе обучения овладевает и универсальными кодами культурной составляющей мирового сообщества.

Ключевые слова: интертекстуальность, языковая личность, прецедентные феномены, когнитивное пространство, интерференция.


Мы, вероятно, не погрешим против истины,

 если скажем, что, сделавшись постоянной

война перестала быть войной

Дж.  Оруэлл «1984»

Интерференция, являясь термином физики, давно и прочно перекочевала в лингвистику, обозначая наложение одних явлений на другие. В данной статье мы рассматриваем явление интерференции в сфере интертекстуальности, анализируя сосуществование различных культур, а в нашем глобальном мире эпохи Интернета: взаимопроникновение, взаимозамещение, взаимодополнение, взаимовлияние. Этот процесс, безусловно, будет продолжаться.


Актуальность выбранной темы заключается в многократно возросшем интересе к тому, в каком направлении движется глобализация, насколько при этом сохраняется самобытная культура каждой нации.


Понятие языковой картины мира, языковой личности, существующей с одной стороны на просторах сети, а с другой,  – живущей в конкретном этносе, рассматривается во многих работах глубоко и серьезно на протяжении последних десятилетий.


Так как нормы современного русского литературного языка, по мнению большинства лингвистов, формируются в большей степени на страницах интернет-изданий (печатные СМИ уходят все дальше в тень), в различных ток-шоу на телевидении; интересно проследить,  как  реализуется культурная составляющая универсальных и национальных кодов в текстовом воплощении.


Так сложилось, что в последние годы политический дискурс преобладает во всех сферах нашей жизни,  а если ты живешь в регионе, где идет перманентная война, то это становится раздражающим фактором.


Политические дискуссии перерастают в яростную полемику, преследующую одну цель: доказать свою точку зрения, используя и запрещенные аргументы. Приведем примеры. «На восточном фронте, по большому счету, без перемен. И это не Ремарк. Там затяжная оппозиционная война, в которой люди живут 6 лет. И, если бы не Донецк, война бы пришла в Россию. Ну, майдан точно бы пришел», – заявил Евгений Копатько  («Комсомольская правда» («КП»), 28.05.20). Автор использует  трансформированный универсальный прецедентный феномен: название романа Ремарка, а так, как аллюзия может быть не воспринята всеми реципиентами, дает фамилию автора. Это типичный журналистский прием – расчет на среднего читателя, который может не владеть универсальными энциклопедическими знаниями.


В качестве национальных универсальных прецедентных феноменов чаще всего используются прецедентные высказывания: пословицы и поговорки, входящие в когнитивное ядро национального  языкового сознания. Например: «Так думает вся японская элита, просто она умеет держать язык за зубами. До поры до времени. <…> Или, может быть, Япония предлагает взамен что-то настолько ценное, что эта «овчинка» стоит выделки?» («Комсомольская правда» («КП»), 11.02.18).


Конечно, использование интертекстуальных элементов в журналистских материалах зависит, в первую очередь, от личности пишущего, его предпочтений, знаний, интеллектуального уровня, начитанности. Например, следующее прецедентное имя вряд ли будет считано большинством реципиентов:  «У вас была формулировка «казус Зеленского»… (КП, 28.05.20). Отсыл к роману Людмилы Улицкой «Казус Кукоцкого» вряд ли понятен всем читателям. Но в данном отрывке это и не требуется. Следует отметить, что не все интертекстовые включения могут быть замечены адресатами, если это не мешает восприятию содержания, это вполне допустимо. Традиционно часто авторы текстов используют цитаты из фильмов (советских и российских), ставших широко известными: «Местные противники Коновалова Москве благодарны. Правильно, говорят, резать, не дожидаясь перитонита!» («Комсомольская правда» («КП»), 28.05.20) – цитата из фильма «Покровские ворота», ставшая крылатой.


Авторские журналистские аналитические тексты, написанные на политические темы,  изобилуют большим количеством интертекстуальных вкраплений, различных по степени узнаваемости, именно в них происходит интерференция, переплетение в одном тексте языковых единиц, принадлежащих разным культурным кодам, что делает их интересными и интеллектуально значимыми. Например: «Прямо таки муки совести Кисы Воробьянинова, подумала я,  и пошла разглядывать памятник «Двенадцатому стулу».  В Одессе очень хочется воспринимать все несерьезно. Пришли новые швондеры…» («Комсомольская правда» («КП»), 28.05.20). В данном отрывке автор вспоминает сразу два произведения советской литературы: одно с помощью актуализации прецедентного имени главного героя и названия произведения, второе, упоминая одного из героев «Собачьего сердца» М.Булгакова.


Универсальные прецедентные феномены «известные любому среднему современному homo sapiens и входящие в универсальное когнитивное пространство» [1,  с. 174] востребованы в журналистских материалах. Это могут быть цитаты из Библии, прецедентные имена и ситуации из мифов Древней Греции, названия фильмов, героев и т.д. Например: «Как сказано в писании умножение знания умножает скорбь» («Комсомольская правда» («КП»), 28.05.20), «Мы радовались, что независимость просто упала к нам в руки, не осознавая, что не бывает простой свободы. Наши скитания по пустыне тогда еще и не начинались» («Комсомольская правда» («КП»), 28.05.20). Последний пример –  это, скорее, аллюзия (соотнесение происходящего в действительности с устойчивым понятием мифологического порядка). В следующем примере журналист миксует два прецедентных феномена разного происхождения: из древнегреческой мифологии и из известной сказки, оба выражения можно отнести к универсальным прецедентным феноменам: «Другой вопрос, что в России они будут на положении хуже, чем гастарбайтеры из Средних Азий, станут кормовой базой для различных служб, и над ними будет висеть дамоклов меч «имплементации», после которой их паспорта превратятся в тыкву, а всех их вышвырнут обратно» («Комсомольская правда» («КП»), 28.05.20).


Намерено смешивая в данной статье две по-разному использующиеся терминологические единицы: интертекстуальность (принадлежащая в большей степени литературоведческому анализу связи различных тестов – «весь мир как текст» и прецедентности, которая имеет более узкий ареал использования, хотим показать, что в тестах СМИ, как в новой реальности смешиваются оба понятия. Например, многие авторские тексты строятся на основе известного (условно известного) произведения, вся статья строится на аналогиях тонких смыслов, понятных читателю энциклопедически грамотному. Например: «Москва похожа на мордор, Украина – на страну хоббитов»; «Украина давно напоминает мне Шир, родину хоббитов: в ней практически нет государства, зато это теплый, плодородный край, населенный в основном добродушным, прижимистым и здравомыслящим народом. По сравнению с ней Россия, особенно Москва, – конечно, Мордор. Тут и климат жестче, и орки встречаются на каждом шагу» («Комсомольская правда» («КП»),  02.05.13). Понять этот текст могут только «посвященные», те,  кто читал романы Дж.Р.Р.Толкина.


 Отметим поколенческую разницу в использовании и понимании прецедентных феноменов. Советская составляющая уходит на второй план, на смену ей приходит материал из современных фильмов-бестселлеров, в основном американских, мультфильмов, сериалов, которые смотрит молодежь. Наблюдается разница в восприятии цитатности. Не всегда люди разного возраста могут адекватно понимать друг друга. Вертикальный контекст существенным образом видоизменяется. Универсальных прецедентных феноменов благодаря глобализации становится больше. Этот процесс, видимо, будет продолжаться. С другой стороны, литература, бывшая всегда поставщиком наибольшего количества узнаваемых цитат, перестает быть таковой, вследствие потери интереса к чтению, появлению  пересказов, которые не дают представления о произведении и не задерживаются в памяти. Молодое поколение в качестве «цитат» использует названия игр, фильмов, героев, чаще всего иностранных, мультфильмов. Журналисты пользуются этими скрепами в своих материалах. Например: «Не романтические, заметим, были времена. Пошлые. Не «Криминальное чтиво», не «Крестный отец». Да и народный любимец «Брат» (Бодров-младший) в перестроечном дворе не прожил бы и недели. Тихо порешили бы чудака в подъезде. Или взорвали, как одноклассника одного из авторов этого материала. Или как друга - нож в печень, и привет - отдыхай в реанимации» («Комсомольская правда» («КП»), 08.06.2020).


В результате вышеизложенного можно сформулировать следующие выводы: стилеобразующим фактором современных СМИ становится фигура журналиста – автора, человека пишущего или говорящего, которого аудитория знает и которому доверяет. Автор остается абсолютно свободным (в рамках норм), в использовании образного потенциала языка, в частности культурной составляющей, куда входит огромный «пантеон» прецедентных феноменов. Как отмечает известный исследователь стилистики языка газеты Г.Я.Солганик, современная языковая картина мира усложнилась по сравнению с предшествующим периодом, «так как стала включать в себя все виды оценки, распределенной в соответствии с оппозицией «свое – чужое» (а не только классовую) ...»  [2, 463]. В материалах современных СМИ преобладают тексты на политические темы.


Авторским текстам современных СМИ присуща скрытая или открытая оценочность, зависящая от шкалы ценностей автора или издания. В авторских текстах наиболее ярко проявляется современная установка средств массовой информации на творчество, а не стереотип, что достигается средствами языковой игры, созданием вертикального контекста и всепроникающей иронией.


ЛИТЕРАТУРА

1. Красных В. В. «Свой» среди «чужих»; миф или реальность? / В. В. Красных. – М. : Гнозис, 2003. – 309 с.

2. Солганик Г. Я. Стилистика публицистической речи / Г. Я. Солганик // Язык средств массовой информации : [учеб. пособие для вузов ; под ред. М. Н. Володиной]. – М., 2008. – С. 456–468


INTERTEXTUAL INTERFERENCE AS A METHOD FOR FORMING

A PICTURE OF THE WORLD


SEREBROVA Svetlana Borisovna

Candidate of Philological Sciences, Associate Professor

GO VPO Donetsk National University of Economics and Trade named

after Michael Tugan-Baranovsky

Donetsk city, DNR


To create a complete and meaningful picture of the world, the modern bearer of the national cognitive space needs knowledge of the minimum of international precedent phenomena that are part of the core of the cognitive consciousness of a universal personality. Mastering the intertextual possibilities of the national cultural content, the linguistic personality in the learning process also masters the universal codes of the cultural component of the world community.

Key words: intertextuality, linguistic personality, precedent phenomena, cognitive space, interference.

© С.В. Сереброва, 2020

ЛУСТИН Юрий Михайлович

ЛИЧНОСТЬ ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЩЕСТВА: 

АНТРОПО-ТИПОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ЭКЗИСТЕНЦИОНАЛЬНОГО КРИЗИСА


ЛУСТИН Юрий Михайлович

старший преподаватель кафедры философии

ГО ВПО «Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановского»

г. Донецк, Донецкая Народная Республика (ДНР)


В статье рассматриваются типологические проблемы информационного общества в контексте сопряжения парадигм антропологического и экзистенционального кризисов современной личности. Актуализируется проблема социализации субъекта общественного созидания в наноперсонализированном дискурсе его дигитализационного развития.

Ключевые слова: личность, типология, информационное  общество, экзистенциональный кризис.


                 «человек прежде всего существует,

                    сталкивается с самим собой,

       обнаруживается в мире –

          и определяет себя впоследствии»

               Жан-Поль Сартр


Специфической характерностью нынешней  информационной эпохи является смысловой концепт метафизического вопрошания «Какое твое будущее, Homo sapiens?», в предметности которого целеопределяется персонализированная  многосвойственность человеческого «Я». Данная особенность фундаментализирована контекстом сопряжения парадигм антропологического, социального и экзистенционального кризисов личности в проекции на  ее «обновленное» грядущее. Периодически обостряющиеся вызовы современности антропологизируют ноосферную проблематику развития человеческой сущности в становящемся контексте проблем социокиборгизации, дигитализационного  поворота к сетевому сообществу, цифровой и креативной экономики, технократической чипизации, виртуализации общества [1, с.60-62], кризисогенной многофакторности, экзестенциональной дезинтегрированности жизнесмысла человека [3]. В этих перерождающихся условиях трансформационного порядка «человек переживает сложный экзистенциальный кризис, оказываясь один на один с «новым дивным миром», в котором для него не всегда есть место» [8, с.150].


Как показало исследование, обоснованной типологической теории антропо-социального преодоления экзистенционального кризиса личности в статусе комплексной научной разработки, к сожалению, в настоящее время не имеется. Среди современных исследователей не существует также единого социетального понимания механизма применения этой теории и методологического анализа, отражаемых ею  цивилизационных последствий.


Целью статьи является выявление антропо-типологических аспектов, способствующих  социальному разрешению экзистенционального кризиса личности в современном информационном обществе.


Стоит особо подчеркнуть, что развитие и совершенствование  типологии информационного общества напрямую сопряжено с антропо-культурным преображением человека в качестве обладателя  социальности. Как отмечают исследователи В.И.Курбатов, О.М.Папа  специфика «человека информационного» такова, что существенно трансформировался сам процесс его жизнедеятельности, тем самым знаменуя «собой трансформацию в информационном обществе родовой сущности человека» [5, с.47].


Имеет смысл признать и то обстоятельство, что в     современном социуме научнозначимая информация, в дигитализационном потенциале своей экзистенциональной всеохватности человеческой данности, становится определяющим критерием жизнедеятельности личности, детерминируя всю структуру ее общественных отношений, чем способствует  инновационному и креативному развитию цивилизации. На этом фоне отмечается также растущий экзистенциональный интерес к ноосферной проблематике человека в аспекте энергоинформационных технологий, актуализирующих познавательный интерес исследователей в вопросах типологического познания современной личности (теория планетаризации сознания Д.Радьера, автопоэзиса У.Матурана, Ф.Варела, Н.Лумана; концепция экосферы и эконишы индивидуального субъекта  Ю.М.Забродина; взгляды на креатосферу Е.В.Батовриной, А.В. Бузгалина, А.И.Колганова и др.).  


Типология антропологической составляющей экзистенционального кризиса личности, в дискурсе теоретических проблем информационного общества отражает:


а) в онтологическом отношении – активно развивающийся процесс компьтеризациии, дигитализации, робототизации индивидуальной жизнедеятельности личности, выражающий  специфику типологического противопоставления способа  ее бытия в информационной реальности бытию вещей (объектов, условий, средств, ситуаций и т.д) этой же информационной среды.  Надо полагать, что в этой онтологической обусловленности экзистенциональность самобытия личности является одной из важнейших типовых составляющих ее превосходства (преобладания) над  «миром вещей», что детерминирует позитивную направленность личностной деятельности в информационном обществе. Именно поэтому персонализированное соотнесение собственного «Я» с конкретными людьми, группами, этносами, национальностями того или иного сообщества объективирует антропо-культурное ощущение принадлежности человека к конкретной социальной группе, возрастающую социальную успешность личности. По мнению В.И.Слободчикова, Л.Ф.Мирзоянова типологическое разрешение индивидуального кризиса «имеет глубочайший антропологический смысл именно в логике прогрессирующего развития личности в собственной деятельности, во взаимоотношениях с другими, уникальной индивидуальности перед лицом абсолютного Бытия» [7, с.32].


б) в гносеологическом аспекте – рефлексивное познание экзистенциональной реальности, направленное на типологическое обнаружение антропологических качеств личности в различных сферах персонализированного взаимодействия с информационной средой, в том числе и дигитализационного содержания. Такая интерпретация позволяет утверждать, что личность информационного общества обладает глубокой экзистенциальной значимостью в персонализированном дискурсе цифровой культуры самопознания, архетипических основах ее будущей ноосферной  самоактуализации, что, безусловно, является конструктивным актом типологических закономерностей человеческого самоосуществления.


Экзистенциональный кризис личности – это очень сложное общественное явление,  имеющее самые разнообразные  социумные проявления. Разумеется, что с философской точки зрения данный  кризис отражает, прежде всего, диалектику типологического перехода (скачка, разрыва, снятия) устоявшихся форм антропо-социальных, культурно-исторических, аксиологических, трансцендентальных, ментально-бытовых связей различной модальности в многосторонние элементы или уровни (микро-, макро-, мега-,  мезо-, поли-)  ее обновленной содержательности.


Данное установление предполагает возможность разрешения экзистенционального кризиса личности путем создания персонализированных основ для перехода общества, структур государственного управления на новые антропо-культурные диапазоны, общественно-интеллектуальные параметры социального влияния на современную личность. В свою очередь, эти и другие аспекты человеческой жизнедеятельности будут способствовать, по авторитетному мнению профессора Г.И.Колесниковой, реализации национально-государственной  идеи, как стратегической основы  развития России «в центре которой благо каждого отдельного человека» [4, с.5].


Отмеченные значения, безусловно, носят направленность на поиск истины в информационной среде, определенную заданность на минимальную смысловую нагрузку социальной информации наноперсонализированного характера в интенциальности ее «точечного» личностного воздействия. Игнорирование этого подхода неминуемо приводит к углублению, прежде всего, мировоззренческих, идейно-политических, морально-нравственных человеческих  устоев в результате чего «наблюдается нравственная деградация современной личности, социальных  групп, что детерминировано антиценностями, которые аннулируют гуманистическую траекторию эволюционного развития современной цивилизации» [9, с.50].


Антропо-типологические аспекты экзистенционального кризиса субъекта социальности содержат социетальную значимость, а исходя из этого, антропологический и экзистенциональный кризисы человеческой сущности могут пониматься как взаимосвязанные стороны общего переломного состояния современной личности, имеющее наноперсонализированный дискурс своего дигитализационного развития.


В этой связи представляет интерес понятие «наноперсонализированное», понимаемое как социетальный процесс цифровой самоинтеллектуализации личности, который носит ноосферную направленнность. В этом значении искомое определение дано автором с целью привлечения внимания исследователей к проблемам взаимосвязи контекстов робототизации и цифровизации общества, ноосферной интеллектуализации индивида, перспектив искусственного интеллекта, приоритетов нанотехнологий чипизации, осмысления технократических моделей материализации духовных ценностей человека.  


Из сказанного выше следует, что ноосферная проблематика акцентуирована на экзистенциональную перспективу реализации  современной личности, включенную в обстоятельства  социально-дигитализационного взаимодействия. Следовательно, наноперсонализированная составляющая, как существенность ноосферного человека будущего, служит имманентной основой многих трансформационных форм взаимосвязи («минипереходов») генно-био-социальной сущности современного индивида и экзистенциональных, трансцендентальных, эсхатологических моментов его конкретного существования. Это подчеркивает избранную субъектность личности в качестве целевой устремленности к приобретению сверхчеловеческих способностей ее наноперсонализации («бионический глаз» с квинтиллионами бит информации, «бионическая рука» в десятки раз увеличивающая супервозможности современного человека и т.д). Это есть не что иное, как  своеобразное «трансляционное продолжение» индивидуальной человеческой сущности в существенности ее дальнейшего космопланетарного Бытия.


Вполне очевидно, что «экзистенциональное будущее» кибернавта [2], космологического техноида с очеловеченным чипогенокодом [6, с.171] уже  произошло, начавшись в современном информационном обществе с ненавязчивой и малозначительной чипизации отдельных индивидов. Как результат, различные модели технологического «расчеловечивания индивида» все больше завоевывают персональное пространство  информационной личности. Этим еще раз доказывается факт того, что минимальность (социальная квотируемость – автор) и персонализированная точечность воздействия информационной среды принимает  сегодня  устойчивый и конкретно  личностный характер.


 Выводы

Антропологический и экзистенциональный кризис социальной личности современного информационного общества – это широкомасштабный кризис ее бытия, типологическое преодоление которого открывает новые жизнеутверждающие возможности субъекта созидания.


Онто-гносеологический выход из антропологического и экзистенционального кризисов современной личности предполагает разрешение назревших противоречий  в парадигме наноперсонализированной интенциональности. Данная парадигма направлена на расширение социально-демократических позиций государственного регулирования всех сфер общественной жизни, создание должных условий для самореализации личности, формирование общественного мнения по проблемам социокиборгизации, дигитализационных моделей социальных представлений личности о своем будущем, конструктивное расширение социетального дискурса ее цифровой самоинтеллектуализации.


Диалектика типологического развития свойств личности в персонализированном формате «сущность современного человека – существование индивида будущего» предполагает ее дальнейшее научное осмысление и фундаментальную как теоретическую, так и практическую разработку.

       

ЛИТЕРАТУРА

1. Гасилин В.Н., Тягунова Л.А. Виртуализация современного общества // Власть. – 2007. – № 1. – С.60-62.

2. Гуревич П.С. Кибернавт как символ глобального мира // Век глобализации. – 2010. – № 2. – С.139-153.

3. Карпинский К.В. Смысл жизни и ресурсы его реализации: к пониманию механизмов личностного кризиса // Психология. Журнал высшей школы экономики. – 2012. – Том 9.–№ 4.– С.3-33.

4. Колесникова Г.И. Национальная и государственная идеи // Видеонаука. – 2017. – № 2-2(6). – С.1-6.

5. Курбатов В.И., Папа О.М. «Homo informaticus» – человек информационной эпохи: характерологические черты // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. – 2017. – № 1. – С.46-51.

6. Лустин Ю.М. Типология личности в социально- философском измерении // Гилея. – 2017. – Вып.116 (1). – С.167-172.

7. Слободчиков В.И., Мирзоянова Л.Ф. Типология антропологических кризисов в образовании и развитии // Педагогическое образование и наука. – 2008. – № 9.– С.26-32.

8. Слюсарев В.В., Хусяинов Т.М. Цифровая революция и экзистенциональный кризис личности // Век глобализации. – 2018. – № 4 (28). – С.145-151.

9. Хроколов В.А., Соколова А.А. Антропологический кризис в информационном обществе и безопастность личности  // Вестник Полесского гос.ун-та. – 2018. – № 2. – С.48-54.


  PERSONALITY OF THE INFORMATION SOCIETY: ANTHROPO-TYPOLOGICAL ASPECTS EXISTENTIAL CRISIS

 

        LUSTIN YURI MIKHAILOVICH

   senior lecturer, department of philosophy

GO VPO Donetsk National University of Economics and Trade named

after Michael Tugan-Baranovsky

Donetsk city, DNR


The article discusses the typological problems of the information society in the context of the conjugation of the paradigms of anthropological and existential crises of the modern personality. The problem of socialization of the subject of social creation in the nanopersonalized discourse of its digitalization development is actualized.

Key words: personality, typology, information society, existential crisis.

                              © Ю.М. Лустин, 2020      

БАУБЕКОВА Гульзамира Джураевна, ИРГЕБАЕВА Назиля Мукатаевна, МУСИНА Жанар Амангельдиевна

ИННОВАЦИОННЫЕ ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ ТЕХНОЛОГИИ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ПОДГОТОВКЕ СТУДЕНТОВ


БАУБЕКОВА Гульзамира Джураевна

доктор педагогических наук, профессор

ИРГЕБАЕВА Назиля Мукатаевна

кандидат педагогических наук, доцент

МУСИНА Жанар Амангельдиевна

магистр педагогических наук, старший преподаватель

 Университет «Туран-Астана»

г. Нур-Султан, Казахстан


В  статье  подчёркивается роль инновационных педагогических технологий в учебно-воспитательном процессе университета как  одного из факторов профессиональной подготовки студентов, а также формирования ключевых компетенций будущих специалистов.

Ключевые слова: личность; ценность; модернизации образования; образовательные стандарты; новые технологии; инновации.


Целью стратегии развития высшего образования в республике Казахстан  является ориентация на синтез науки, культуры и образовательного процесса в контексте мировой истории, истории тюркских народов, кочевых цивилизаций, стран Центральной Азии. Она основывается на положениях Конституции Республики Казахстан, Стратегии «Казахстан-2030», Концепции развития системы образования Республики Казахстан, на материалах ЮНЕСКО.


В последние десятилетия значительно возросли требования к качеству университетского образования. В практику входят международная аккредитация, рейтинги вузов, приближающие  наши стандарты к стандартам западной трехуровневой системы образования.


Стратегическим направлением модернизации образования является переход от репродуктивного образования, при котором в качестве критерия и цели выдвигаются реальные знания, к продуктивному, творчески-развивающему, ставящему главной целью овладение умениями, навыками и приёмами учебно-образовательной деятельности.


Сегодня особую роль играют функциональные знания,  возрастает роль новаторства управления, способность быстро реагировать на перемены, создавать новые технологии и заменять их новейшими. Развитие современного общества создаёт потребность в новой системе образования, в людях, способных ответить на вызов возрастающего ускорения развития всех сфер общественного бытия. Следовательно, инновационные процессы в системе образования и есть осознанный ответ на эти социальные требования.


Как педагогическая категория, «инновации» означают введение и применение новых концепций, программ, форм, методов, способов обучения. Исследования в области педагогических инноваций ведутся сейчас достаточно интенсивно. История становления и развития школы свидетельствует об изменениях старых условий, ценностей, форм, методов, средств обучения и об их замене новыми, более совершенными. Это идеи педагогов-новаторов – Ш.А.Амонашвили, Е.Н.Ильина, И.П.Волкова, С.Н.Лысенковой, В.Ф.Шаталова, Н.К.Нургалиева, А.Искакова, Б.Нуртазиной, А.Кусаинова и др.  Их деятельность позволяет понять не только особый педагогический подход и приёмы, которые они используют (опорные сигналы, творческие дневники), но и личностную позицию учителя, его философию обучения, представляющую совокупность этических и психологических установок.


Использование в педагогической науке термина «педагогические технологии» также связывается с инновационной деятельностью, использованием новых идей и подходов в обучении.


Проблему педагогических технологий разрабатывали В.П.Беспалько, О.В.Долженко, В.И.Загвязинский, М.В.Кларин, В.М.Монахов, Г.К.Селевко, Н.Ф.Талызина, Ю.К.Чернова, Н.Е.Шуркова и другие. Из анализа психолого-педагогической литературы виден широкий диапазон использования этого понятия.


Первоначально  многие педагоги не делали различий между понятиями «педагогическая технология», «технология обучения», «обучающая технология». Термин «педагогическая технология» использовался только применительно к обучению, а сама технология понималась как обучение с помощью технических средств.

Например, Андреев В.И. считает, что педагогическая технология – это система проектирования и практического применения адекватных данной технологии педагогических закономерностей, целей, принципов, содержаний форм, методов и средств обучения и воспитания, гарантирующих достаточно высокий уровень их эффективности, в том числе при последующем воспроизведении и тиражировании  [2].


Представляет интерес определение педагогической технологии, которое официально было принято в 1979 году Ассоциацией по педагогическим коммуникациям и технологии в США: «Педагогическая технология» есть комплексный, интегративный процесс, включающий людей, идеи, средства и способы организации деятельности для анализа проблем и управления решением проблем, охватывающих все аспекты усвоения знаний» [3].


Таким образом, педагогическая технология  - это строго научное проектирование и точное воспроизведение гарантирующих успех педагогических действий.


Следует также обратить внимание на то, что понятие «педагогическая технология» обозначает приёмы работы в сфере обучения и воспитания. Поэтому понятие «педагогическая технология» шире, чем понятия «технология обучения» и  «технология воспитания» [4].


Следует отличать педагогическую технологию от методики обучения. Отличие заключается в том, что педагогические технологии удаётся воспроизводить и тиражировать и при этом гарантировать высокое качество учебно-воспитательного процесса или решение тех педагогических задач, которые заложены в педагогической технологии. Методики часто не гарантируют должного качества.


Рассмотрим некоторые технологии обучения:

1. Традиционная (репродуктивная) технология обучения.

Технология ориентирована на передачу знаний, умений и навыков. Она обеспечивает усвоение учащимися содержания обучения, проверку и оценку его качества на репродуктивном уровне.


2. Технология компьютерного обучения.

Бурный прогресс в области развития персональных электронно-вычислительных машин вывел педагогов на новую технологию компьютерного обучения. Компьютеры, снабженные специальными обучающими программами, дают возможность решать почти все дидактические задачи. Учитель уже обязан владеть такими информационными ресурсами, как мультимедийные программы, а также цифровыми технологиями.


Цифровые технологии — фотография, Интернет, видео сегодня часть нашей жизни. Привлечение обучающихся к передовым образцам развития цифровых технологий является наиболее актуальной задачей в образовательном и воспитательном процессе образования. Необходимо выделить три аспекта цифровых технологий в образовании и воспитании — цифровая фотография, интернет и социальные сети, цифровое видео.


3. Технология дистанционного обучения.

Технология дистанционного обучения – это получение образовательных услуг без посещения учебного заведения, с помощью современных систем телекоммуникации, таких как электронная почта, телевидение и Интернет.


4. Личностно-ориентированные технологии обучения

Личностно-ориентированная технология представляет собой воплощение гуманистической философии, психологии и педагогики. В центре внимания педагога – уникальная целостная личность студента, стремящаяся к максимальной реализации своих возможностей, открытая для восприятия нового опыта, способная на осознанный и ответственный выбор в разнообразных жизненных ситуациях. В отличие от формализованной передачи воспитаннику знаний и социальных норм в традиционных технологиях здесь достижение личностью перечисленных выше качеств провозглашается главной целью обучения и воспитания.


Из всего многообразия технологий, претендующих на реализацию личностно-ориентированного подхода, можно выделить следующие: обучение в сотрудничестве, метод проектов, разноуровневое обучение. Все указанные технологии органично взаимосвязаны и в этом смысле составляют определенную дидактическую систему.


В настоящее время в вузах РК сложился ряд инновационных моделей обучения: дистанционное, модульное, контекстное, имитационное, проблемное и др. Преподавателю в данном контексте отводится роль центровика, управляющего потоком усвоения и демонстрации компетенций. Одним из условий развития инновационного типа мышления студентов является их участие в научно-исследовательской работе. Несмотря на все большее внимание к НИРС, на сегодняшний день она несовершенна. Большинство студентов неохотно включаются в данный вид деятельности. Задачей вузов является выявление причин такого явления и поиск путей решения данной проблемы. Обычно выделяют следующие основные цели НИРС:

- формирование и усиление творческих способностей студентов;

- развитие и совершенствование форм привлечения студентов к научной, конструкторской, технологической, творческой и внедренческой деятельности.


Так, при выполнении научных проектов мы вместе со студентами кафедры «Педагогика и психология» Университета Туран-Астана определяли проблемную ситуацию, находили противоречия в исследуемых объектах. Этот процесс вовлекал студента в поисковую ситуацию, позволял почувствовать неразрешенность проблемы, интенсифицировал  работу интеллекта, развивал креативность, воображение, любознательность, потребность в нестимулированном чтении профессиональной литературы, способность к саморефлексии.


Одной из приоритетных форм научно-исследовательской деятельности студентов и магистрантов является участие в работе Института психологии при Университете Туран-Астана, в котором разрабатываются и реализуются психолого-педагогические и инновационные проекты. Результатом работы над научными проектами являются победы студентов на Республиканских конкурсах авторских проектов «Талантливый учитель – одаренным детям», «Лучшая авторская программа», организуемых Республиканским научно-практическим центром «Дарын» и др.


Одним из видов интерактивного обучения, которое используется нами, является использование учебных видеокейсов. Видеокейс основан на Гарвардской модели кейсстади и отражает типовые ситуации, которые наиболее часто происходят в жизни и с ними придется столкнуться будущему специалисту в процессе своей профессиональной деятельности. В процессе ее разрешения студенту требуется актуализировать знания, полученные ранее, или искать и совершенствовать их. Для видеокейса  подбирались  известные сюжеты из фильмов, которые иллюстрируют изучаемую ситуацию. При этом необходимо помнить, что видеокейс – это не просто развлекательное, это прежде всего, обучающее видео. И именно во время просмотра важна роль преподавателя, который останавливая видео на разных моментах – задает вопросы студентам и ставит необходимые акценты.


Актуальны в нашей практике дискуссионные методы, основанные на организационной коммуникации в процессе решения учебно-профессиональных задач. Организация и проведение групповой дискуссии, разбор непредвиденных ситуаций, мозговой штурм способствуют формированию адекватной самооценки, быстрой апробации состоятельности и адекватности предлагаемых решений, развитию креативного подхода к решению трудно формализуемых задач.


Таким образом, инновационные  педагогические технологии могут быть определены как область знания, включающая методы, средства обучения и теорию их использования для достижения профессиональной подготовки будущих специалистов.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Государственная программа развития образования в Республике Казахстан на 2016 - 2019 годы:  указ Президента Республики Казахстан от 1 марта 2016 года № 205// Каз. газ. «Казахстанская правда» - 2015. - 9 сентября.

  2. Андреев В.И. Педагогика творческого саморазвития: Инновационный курс. Кн.2. - Казань: Изд-во Казанского ун-та, 1998. - 480 с.

  3. Точность и гуманизация растут по спирали// Учительская газета.-1997. - № 32.

  4. Беспалько В.П. Педагогика и прогрессивные технологии обучения. - М.: Педагогика, 1995. - 412 с.

  5. Наумова А.Е. Индивидуализация профессионально-педагогической подготовки студентов [Электронный ресурс]: 2012. URL:  http://www.yspu.yar.ru/vestnik/pedagoka_i_ psichologiy.


INNOVATIVE PEDAGOGICAL TECHNOLOGIES IN VOCATIONAL TRAINING OF STUDENTS


Baubekova G.

doctor of pedagogical sciences, professor

Irgebayeva N.

candidate of pedagogical sciences, associate professor

Mussina Z.

master of pedagogical sciences, senior teacher

«Turan-Astana»  university

Nur-Sultan, Kazakhstan


The role of innovative pedagogical technologies is accentuated in educational process as one of the ways of attainment of foundation crisis.  

Key words: personality; value; modernization of education; educational standards; new technologies; innovations.

© Г,Д, Баубекова, 2019   

©  Н.М. Иргебаева, 2019

© Ж.А. Мусина, 2019       

ЦИПТАУРИ Тамази Алексеевич

ПСИХОЛОГО-ПЕДАГОГИЧЕСКИЕ УСЛОВИЯ ФОРМИРОВАНИЯ БЛАГОПРИЯТНОГО

СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КЛИМАТА В ПОДРОСТКОВОМ ВОЗРАСТЕ

 

ЦИПТАУРИ Тамази Алексеевич

магистрант

ГБОУ ВО «Ставропольский государственный педагогический институт»

 г. Ставрополь, Россия

 

Содержание статьи поясняет различие между благоприятным и неблагоприятным климатом в определенном коллективе, представлены несколько условий формирования благоприятного социально-психологического климата именно в подростковом возрасте, которые способствуют созданию доброжелательной атмосфере в группе.


Быстрое становление человека как индивида, формирование основных черт характера случается еще за школьной партой, и во многом обуславливается тем социальным климатом, участником которой является человек.


Социально-психологический климат является существенной характеристикой любой общности и может определяться как явление, представляющее собою динамическое поле взаимоотношений, где происходит развитие групповой деятельности и которое кардинально обуславливает самочувствие человека, меру выражения того самого личностного «Я».


Распространенными чувствами, которые испытывает подросток при благоприятном социально-психологическом климате, являются дружелюбие, защищённость, «гибкость», креативность, бодрость, активность, дееспособность, свобода «Я». При неблагоприятном – уязвимость, лень, враждебность, обреченность, скованность, апатия.


Каждая группа состоит из общности людей, отличающиеся наличием общественно нужных установок, общей работы, индивидуальных и коллективных интересов, осознанной и уверенной организацией своей жизни, а социально-психологический климат, с одной стороны, показывает, а с другой, обуславливает характер совместной деятельности членов коллектива.


В связи с этим, для формирования личности обучающихся целесообразно уделять внимание не только созданию как можно больше позитивных условий становления, обучения и воспитания личности, но и ориентироваться на психологические особенности данной возрастной категории.


Условия – это такие ситуации и обстоятельства, которые воздействуют на определенный процесс окружающего мира. Психолого-педагогические условия характеризуются результатом упорядоченного поиска, проектирования, моделирования и использования компонентов содержания, методов, приемов и форм, и способов обучения с целью достижения определенных психолого-педагогических целей.


Предлагаем рассмотреть психолого-педагогические условия формирования благоприятного социально-психологического климата в подростковой среде.


В качестве первого условия мы выделили формирование отношения к личности другого человека, основанное на толерантности. Эти взаимоотношения многогранны, все имеют мотивационно-ценностные, умственные и эмоциональные составляющие. Среди всех разных взаимоотношений важную часть занимает терпимое отношение. Это ведь не просто так, когда терпение, терпимость в фольклоре превозносят в число одних из главных особенностей человека: «Терпя, в люди выходят», «Умный смиряется, глупый надувается», «Нетерпение сродни опрометчивости», «Терпение и труд всё перетрут» и др. Таким образом, ведущая задача педагога – способствовать формированию у детей навы-ка выстраивания отношений. Хорошо, когда из стен школы выходят выпускники не только с определённым багажом знаний, умений и навыков, но и, как люди независимые, с чувством толерантности как неотделимой частью личного жизненного взгляда. Мы считаем, что у школы как социального института есть огромные шансы для развития у подростков толерантности. Эти шансы легко реализуются как в процессе учебной, так и во вне учебной деятельности. Уверенны, что особенно в стенах школы у подрастающего поколения могут быть сформированы человеческие ценности и настоящее стремление к толерантному поведению.


Следующим условием формирования благоприятного социально-психологического климата в подростковой среде, на наш взгляд, является вовремя проведенная психолого-педагогическая диагностика, которая позволит выявить насколько сплочен коллектив, определить факторы психологической совместимости всех участников коллектива, выявить психологическую атмосферу и конституцию всей группы.


Для решения этой цели целесообразно применять следующие тестовые методики:


  1. «От песчаной росписи к горящему факелу» - в помощь педагогу очень часто предлагается методика А. Н. Лутошкина «Какой у нас коллектив», которая помогает образно выстроить этапы развития коллектива. Цель данной методики: определить степень удовлетворенности учащихся своим коллективом. В рамках методики А.Н. Лутошкина применяется такой приём, как социометрия. Целью данного приёма является изучение состояния эмоционально-психологических отношений в общности и положение в них каждого члена.
  2. Методика Ф. Фидлера используется для оценки психологического климата в группе. В принцип заложен метод семантического дифференциала. Методика примечательна тем, что разрешает возможность анонимной проверки, а это увеличивает процент ее достоверности. Достоверность повышается в совокупности с разными методиками.
  3. Психологический климат классного коллектива, авторы – В. С. Ивашкин и В. Онуфриев. Методика направлена на исследование психологической атмосферы по трем показателям – чувственному, духовному и официальному. По каждому вопросу, типа «Часто ли обучающиеся твоего класса помогают друг другу в учебе», подросткам необходимо дать оценку своему классу по пятибалльной шкале.
  4. Тест межличностных взаимоотношений А. А. Руковишникова. Данный тест является одним из самых интересных, на наш взгляд. Опросник используется, чтобы оценить наше классическое отношение к человеку. В принципе, данный опросник не подразумевает верных и неверных ответов, правилен каждый правдивый, на ваш взгляд, ответ. Время от времени человек старается отвечать на вопросы таким образом, как, по их мнению, они должны были бы себя вести. Хотя в данном моменте всем интересно, как они ведут себя по-настоящему. Многие вопросы очень схо-жи между собой. Но все-таки смысловая нагрузка у них разнится. Давать ответы необходимо на все вопросы по отдельности, не возвращаясь на предыдущие вопросы. Временных рамок ответа на вопросы нет, но нельзя обдумывать очень долго отдельно взятый вопрос.


Так же в качестве следующего психолого-педагогического условия формирования позитивного психологического климата в среде подростков, на наш взгляд, является создание интересных, уникальных традиций в классном коллективе. В сознании детей подросткового возраста сохраняются те дела, которые создавались сообща, всем коллективом или большой группой, веселые, интересные или, наоборот, трагичные, нравоучительные, но поучительные. С каждым новым набором детей рождаются и входят в жизнь классного коллектива разные традиции, часть из них является естественной реализацией законов школьного образовательного процесса, часть является следствием развития творческого потенциала обучающихся, их интересов и потребностей. Традиции – это такие постоянные правила совместной жизни коллектива, которые рьяно реализовывают установки, нормы, обычаи, желания учеников. Традиции способствуют вырабатыванию единых правил сосуществования, формируют общественное волнение, приукрашают жизнь. Традиции целесообразно разделить на две группы: большие и малые. Большие традиции – это «помпезные» общественные дела, при подготовке и проведении которых развиваются чувства как собственного достоинства, так и гордости за свой коллектив, убежденность в его силах, признание к народному мнению. Например, празднование дней рождения «Я пришёл в этот день в этот мир»:

- это: искренние слова-поздравления одноклассников;

- сделать так, чтобы именинник был в центре внимания весь день;

- творческая группа по подготовке поздравительной открытки от класса;

- забавные конкурсы и испытания для «виновника»;

- подарки и, конечно же, угощения.


Малые, обыденные, ежедневные традиции небольшие по размаху, но не менее значительны по воспитательным и образовательным воздействиям. Они способствуют соблюдению постоянного распорядка, вырабатывая устойчивые привычки поведения. Это приветствие учителя и одноклассников, оформление классных стенгазет, организация дежурства по кабинету, наличие школьной формы и другие.


Традиции – демонстрация достоинства коллектива подростков, и в этом их значительное преимущество. Они вызывают в детях чувство гордости за свой коллектив.


Таким образом, в ходе анализа психолого-педагогической литературы по данной проблеме, нами были выделены и рассмотрены следующие психолого-педагогические условия работы практического психолога по формированию благоприятного социально-психологического климата подростков:

- формирование ценностного отношения к личности другого человека на основе толерантности, формирование коммуникативных навыков;

- своевременная психолого-педагогическая диагностика, направленная на выявление уровня сплоченности коллектива, определение факторов психологической совместимости его членов, выявление психологического климата и структуры группы;

- формирование интересных, уникальных традиций класса.


ЛИТЕРАТУРА

  1. Абрамова Г.С. Возрастная психология. - М.: Изд-во "Академия", 2009. – 516 с.

  2. Дарвиш О.Б. Возрастная психология. - М.: Изд-во "Владос-Пресс", 2009. – 264 с.

  3. Зинько Е.В. Особенности устойчивой и неустойчивой самооценки подростков // Вестник московского университета. - Серия 14: Психология, 2009. - № 3. – С. 35-50.

  4. Лутошкин А.Н. Эмоциональные потенциалы коллектива. - М.: Педагогика, 2012. – 125 с.

  5. Мухина В.С. Возрастная психология: феноменология развития, детство, отрочество. - М.: Изд-во "Академия", 2010. – 456 с.


SYSTEMIC-HISTORICAL AND SYSTEM-ELEMENT ASPECTS OF RISK ANALYSIS OF SOCIAL EDUCATION

Tsiptauri T.A.

Undergraduate, Stavropol State Pedagogical Institute,

Stavropol, Russia

 

The content of the article explains the difference between negative and positive climate in a certain group, presents several conditions of the making of a positive socio-psychological climate in teenage age, which contribute to the creation of a friendly atmosphere in the group.

Key words: person, socio-psychological climate, psychological and pedagogical conditions, team, teenager, group.

 

© Т.А. Циптаури, 2019