ISSN: 2218-7774

Н А У Ч Н Ы Й    П О Т Е Н Ц И А Л

Научный журнал. Издаётся с 2010 года


СЕРЕБРОВА Светлана Борисовна

ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНАЯ ИНТЕРФЕРЕНЦИЯ

КАК СПОСОБ ФОРМИРОВАНИЯ КАРТИНЫ МИРА


СЕРЕБРОВА  Светлана Борисовна

кандидат филологических наук, доцент

 ГО ВПО «Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановского»

г. Донецк, Донецкая Народная Республика (ДНР)


Для создания полноценной и осмысленной картины мира современному носителю национального когнитивного пространства необходимо знание  минимума интернациональных прецедентных феноменов, входящих в ядро когнитивного сознания универсальной личности. Овладевая интертекстуальными возможностями национального культурного контента, языковая личность в процессе обучения овладевает и универсальными кодами культурной составляющей мирового сообщества.

Ключевые слова: интертекстуальность, языковая личность, прецедентные феномены, когнитивное пространство, интерференция.


Мы, вероятно, не погрешим против истины,

 если скажем, что, сделавшись постоянной

война перестала быть войной

Дж.  Оруэлл «1984»

Интерференция, являясь термином физики, давно и прочно перекочевала в лингвистику, обозначая наложение одних явлений на другие. В данной статье мы рассматриваем явление интерференции в сфере интертекстуальности, анализируя сосуществование различных культур, а в нашем глобальном мире эпохи Интернета: взаимопроникновение, взаимозамещение, взаимодополнение, взаимовлияние. Этот процесс, безусловно, будет продолжаться.


Актуальность выбранной темы заключается в многократно возросшем интересе к тому, в каком направлении движется глобализация, насколько при этом сохраняется самобытная культура каждой нации.


Понятие языковой картины мира, языковой личности, существующей с одной стороны на просторах сети, а с другой,  – живущей в конкретном этносе, рассматривается во многих работах глубоко и серьезно на протяжении последних десятилетий.


Так как нормы современного русского литературного языка, по мнению большинства лингвистов, формируются в большей степени на страницах интернет-изданий (печатные СМИ уходят все дальше в тень), в различных ток-шоу на телевидении; интересно проследить,  как  реализуется культурная составляющая универсальных и национальных кодов в текстовом воплощении.


Так сложилось, что в последние годы политический дискурс преобладает во всех сферах нашей жизни,  а если ты живешь в регионе, где идет перманентная война, то это становится раздражающим фактором.


Политические дискуссии перерастают в яростную полемику, преследующую одну цель: доказать свою точку зрения, используя и запрещенные аргументы. Приведем примеры. «На восточном фронте, по большому счету, без перемен. И это не Ремарк. Там затяжная оппозиционная война, в которой люди живут 6 лет. И, если бы не Донецк, война бы пришла в Россию. Ну, майдан точно бы пришел», – заявил Евгений Копатько  («Комсомольская правда» («КП»), 28.05.20). Автор использует  трансформированный универсальный прецедентный феномен: название романа Ремарка, а так, как аллюзия может быть не воспринята всеми реципиентами, дает фамилию автора. Это типичный журналистский прием – расчет на среднего читателя, который может не владеть универсальными энциклопедическими знаниями.


В качестве национальных универсальных прецедентных феноменов чаще всего используются прецедентные высказывания: пословицы и поговорки, входящие в когнитивное ядро национального  языкового сознания. Например: «Так думает вся японская элита, просто она умеет держать язык за зубами. До поры до времени. <…> Или, может быть, Япония предлагает взамен что-то настолько ценное, что эта «овчинка» стоит выделки?» («Комсомольская правда» («КП»), 11.02.18).


Конечно, использование интертекстуальных элементов в журналистских материалах зависит, в первую очередь, от личности пишущего, его предпочтений, знаний, интеллектуального уровня, начитанности. Например, следующее прецедентное имя вряд ли будет считано большинством реципиентов:  «У вас была формулировка «казус Зеленского»… (КП, 28.05.20). Отсыл к роману Людмилы Улицкой «Казус Кукоцкого» вряд ли понятен всем читателям. Но в данном отрывке это и не требуется. Следует отметить, что не все интертекстовые включения могут быть замечены адресатами, если это не мешает восприятию содержания, это вполне допустимо. Традиционно часто авторы текстов используют цитаты из фильмов (советских и российских), ставших широко известными: «Местные противники Коновалова Москве благодарны. Правильно, говорят, резать, не дожидаясь перитонита!» («Комсомольская правда» («КП»), 28.05.20) – цитата из фильма «Покровские ворота», ставшая крылатой.


Авторские журналистские аналитические тексты, написанные на политические темы,  изобилуют большим количеством интертекстуальных вкраплений, различных по степени узнаваемости, именно в них происходит интерференция, переплетение в одном тексте языковых единиц, принадлежащих разным культурным кодам, что делает их интересными и интеллектуально значимыми. Например: «Прямо таки муки совести Кисы Воробьянинова, подумала я,  и пошла разглядывать памятник «Двенадцатому стулу».  В Одессе очень хочется воспринимать все несерьезно. Пришли новые швондеры…» («Комсомольская правда» («КП»), 28.05.20). В данном отрывке автор вспоминает сразу два произведения советской литературы: одно с помощью актуализации прецедентного имени главного героя и названия произведения, второе, упоминая одного из героев «Собачьего сердца» М.Булгакова.


Универсальные прецедентные феномены «известные любому среднему современному homo sapiens и входящие в универсальное когнитивное пространство» [1,  с. 174] востребованы в журналистских материалах. Это могут быть цитаты из Библии, прецедентные имена и ситуации из мифов Древней Греции, названия фильмов, героев и т.д. Например: «Как сказано в писании умножение знания умножает скорбь» («Комсомольская правда» («КП»), 28.05.20), «Мы радовались, что независимость просто упала к нам в руки, не осознавая, что не бывает простой свободы. Наши скитания по пустыне тогда еще и не начинались» («Комсомольская правда» («КП»), 28.05.20). Последний пример –  это, скорее, аллюзия (соотнесение происходящего в действительности с устойчивым понятием мифологического порядка). В следующем примере журналист миксует два прецедентных феномена разного происхождения: из древнегреческой мифологии и из известной сказки, оба выражения можно отнести к универсальным прецедентным феноменам: «Другой вопрос, что в России они будут на положении хуже, чем гастарбайтеры из Средних Азий, станут кормовой базой для различных служб, и над ними будет висеть дамоклов меч «имплементации», после которой их паспорта превратятся в тыкву, а всех их вышвырнут обратно» («Комсомольская правда» («КП»), 28.05.20).


Намерено смешивая в данной статье две по-разному использующиеся терминологические единицы: интертекстуальность (принадлежащая в большей степени литературоведческому анализу связи различных тестов – «весь мир как текст» и прецедентности, которая имеет более узкий ареал использования, хотим показать, что в тестах СМИ, как в новой реальности смешиваются оба понятия. Например, многие авторские тексты строятся на основе известного (условно известного) произведения, вся статья строится на аналогиях тонких смыслов, понятных читателю энциклопедически грамотному. Например: «Москва похожа на мордор, Украина – на страну хоббитов»; «Украина давно напоминает мне Шир, родину хоббитов: в ней практически нет государства, зато это теплый, плодородный край, населенный в основном добродушным, прижимистым и здравомыслящим народом. По сравнению с ней Россия, особенно Москва, – конечно, Мордор. Тут и климат жестче, и орки встречаются на каждом шагу» («Комсомольская правда» («КП»),  02.05.13). Понять этот текст могут только «посвященные», те,  кто читал романы Дж.Р.Р.Толкина.


 Отметим поколенческую разницу в использовании и понимании прецедентных феноменов. Советская составляющая уходит на второй план, на смену ей приходит материал из современных фильмов-бестселлеров, в основном американских, мультфильмов, сериалов, которые смотрит молодежь. Наблюдается разница в восприятии цитатности. Не всегда люди разного возраста могут адекватно понимать друг друга. Вертикальный контекст существенным образом видоизменяется. Универсальных прецедентных феноменов благодаря глобализации становится больше. Этот процесс, видимо, будет продолжаться. С другой стороны, литература, бывшая всегда поставщиком наибольшего количества узнаваемых цитат, перестает быть таковой, вследствие потери интереса к чтению, появлению  пересказов, которые не дают представления о произведении и не задерживаются в памяти. Молодое поколение в качестве «цитат» использует названия игр, фильмов, героев, чаще всего иностранных, мультфильмов. Журналисты пользуются этими скрепами в своих материалах. Например: «Не романтические, заметим, были времена. Пошлые. Не «Криминальное чтиво», не «Крестный отец». Да и народный любимец «Брат» (Бодров-младший) в перестроечном дворе не прожил бы и недели. Тихо порешили бы чудака в подъезде. Или взорвали, как одноклассника одного из авторов этого материала. Или как друга - нож в печень, и привет - отдыхай в реанимации» («Комсомольская правда» («КП»), 08.06.2020).


В результате вышеизложенного можно сформулировать следующие выводы: стилеобразующим фактором современных СМИ становится фигура журналиста – автора, человека пишущего или говорящего, которого аудитория знает и которому доверяет. Автор остается абсолютно свободным (в рамках норм), в использовании образного потенциала языка, в частности культурной составляющей, куда входит огромный «пантеон» прецедентных феноменов. Как отмечает известный исследователь стилистики языка газеты Г.Я.Солганик, современная языковая картина мира усложнилась по сравнению с предшествующим периодом, «так как стала включать в себя все виды оценки, распределенной в соответствии с оппозицией «свое – чужое» (а не только классовую) ...»  [2, 463]. В материалах современных СМИ преобладают тексты на политические темы.


Авторским текстам современных СМИ присуща скрытая или открытая оценочность, зависящая от шкалы ценностей автора или издания. В авторских текстах наиболее ярко проявляется современная установка средств массовой информации на творчество, а не стереотип, что достигается средствами языковой игры, созданием вертикального контекста и всепроникающей иронией.


ЛИТЕРАТУРА

1. Красных В. В. «Свой» среди «чужих»; миф или реальность? / В. В. Красных. – М. : Гнозис, 2003. – 309 с.

2. Солганик Г. Я. Стилистика публицистической речи / Г. Я. Солганик // Язык средств массовой информации : [учеб. пособие для вузов ; под ред. М. Н. Володиной]. – М., 2008. – С. 456–468


INTERTEXTUAL INTERFERENCE AS A METHOD FOR FORMING

A PICTURE OF THE WORLD


SEREBROVA Svetlana Borisovna

Candidate of Philological Sciences, Associate Professor

GO VPO Donetsk National University of Economics and Trade named

after Michael Tugan-Baranovsky

Donetsk city, DNR


To create a complete and meaningful picture of the world, the modern bearer of the national cognitive space needs knowledge of the minimum of international precedent phenomena that are part of the core of the cognitive consciousness of a universal personality. Mastering the intertextual possibilities of the national cultural content, the linguistic personality in the learning process also masters the universal codes of the cultural component of the world community.

Key words: intertextuality, linguistic personality, precedent phenomena, cognitive space, interference.

© С.В. Сереброва, 2020