ISSN: 2218-7774

Н А У Ч Н Ы Й    П О Т Е Н Ц И А Л

Научный журнал. Издаётся с 2010 года


УСИКОВ Владимир Алексеевич, БЕЛАН Наталья Васильевна

УДК  81ʼ255:33

АКТУАЛИЗАЦИЯ ВОПРОСА О ПЕРЕВОДЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ТЕРМИНОВ

В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ


УСИКОВ Владимир Алексеевич

старший преподаватель

БЕЛАН Наталья Васильевна

старший преподаватель

ГО ВПО «Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановского»

г. Донецк, Донецкая Народная Республика (ДНР)


В статье рассматриваются актуальные проблемы развития социоэкономического дискурса в разрезе практического применения новых методов перевода экономического контента. Анализируется взаимосвязь профессии переводчика и развития современной глобальной экономики. Авторы рассматривают определенные кросскультурные аспекты и возрастающую роль переводчика в консолидации экономических связей и влиянии развитых экономик на развивающиеся страны как в культурном, так и в социоэкономическом аспектах.

Ключевые слова: глобализация, экономическая терминология, деловой дискурс, социокультурные системы, технологии перевода.


С середины 1990-х годов глобализация сжала мир, устранив барьеры и предоставив доступ к информации из любой точки мира, в то время как рыночное дерегулирование привело к взрывному росту количества финансовых транзакций и росту активности бизнеса. В этих условиях экономический перевод приобрел центральное место в практике перевода, претерпел значительное увеличение в объеме и влиянии, хотя по-прежнему не достаточно полно исследован лингвистами. Таким образом, цель этой статьи двоякая: во-первых, необходимо изучить особенности экономического перевода и обозначить новые направления исследований, которые появляются в этой области, а во-вторых – пролить свет на взаимосвязь профессии переводчика и развития современной глобальной экономики.


Успех компаний в современном мире невозможeн без развития международных экономических отношений. Работа с международными партнерами, как и любые другие виды сотрудничества, тесно связана с оформлением финансово-экономических документов, которые требуют тщательного и точного перевода.


Экономический перевод является междисциплинарной областью исследований и профессиональной практики, которая уделяет основное внимание переводоведению, экономике, лингвистике и коммуникациям. Во-первых, это одно из субполей в специализированном переводе наряду с юридическим, техническим и медицинским переводом. Во-вторых, что касается его базы знаний и области применения, экономический перевод связан с экономикой и лежащими в основе его концепции понятиями - бизнесом и коммерцией, которые дают ему свое имя. В-третьих, экономический перевод опирается на деловое общение, имея целью исследование формального и неформального общения в бизнес-среде с практической целью улучшения его эффективности и результативности.


Деловой дискурс охватывает широкий спектр импликаций - от строго контролируемых и регламентируемых до динамичных и гораздо менее предсказуемых и креативных жанров. Очень часто это гибридные, мульти модальные и многофункциональные жанры, коммуникативная цель которых состоит не только в информировании, но и в формировании положительного имиджа компании.


Как тип специализированного профессионального общения, одна из доминирующих черт делового дискурса - это терминология, которая облегчает общение внутри сообщества. Поскольку термины являются средством представления и общения специализированных знаний, экономические термины являются точками доступа к структуре знаний в областях, которые интернализированы и интерсубъективно разделяют дискурсивное сообщество. Экономическая терминология в некоторой степени является культурно-специфической из-за исторических и идеологических различий между экономическими системами. Это также связано с правовой системой, что особенно относится к деловой практике, которая подлежит регулированию законами, например, корпоративное право, договорное право и банковское дело [3].


Вследствие доминирующего положения англоязычных экономик и статуса английского языка как lingua franca, бизнес-терминология отмечена большим количеством заимствований из английского языка, которые приняты во всем мире. В исследованиях экономического перевода применяются главным образом качественные методы, такие как анализ дискурса, социолингвистика и тематические исследования. Публикации по экономическому переводу, естественно, фокусируются на терминологии. Экономические термины исследуются в рамках терминологии и лексикографии с целью обеспечения практической адаптации к потребностям переводчиков. Другим часто исследуемым аспектом является усиление метафоризации делового дискурса, который был очень продуктивным процессом при формировании терминов, особенно в сфере финансов. Деловой дискурс считается отмеченным гибридностью с частым использованием общих языковых метафор, которые могут быть связаны с эмоциональными значениями, имеющими широкое влияние на формирование неологизмов в бизнес-среде [2].


Экономический перевод, содержащий наименьшую ошибку или даже опечатку, может привести к неблагоприятным последствиям. По этой причине перевод экономических текстов требует от переводчика высокой ответственности, умения сосредоточиться, а также тщательности и точности. Само собой разумеется, что экономический перевод подразумевает знание предмета, свободное владение экономической терминологией и конкретным стилем представления, а также способностью точно воспроизводить содержание документа.


Другие области исследования экономического перевода связаны с определенными тематическими сферами. Это, в частности,  деловая переписка, учебники по экономике, корпоративные сайты, реклама, пресс-релизы и другие журналистские жанры, например авторские колонки и финансовые отчеты. Профессия переводчика предполагает необходимость адаптации, транскреации и культурного посредничества между наработками экономических наук, представляющих различные социокультурные системы [4].


Перевод в сфере экономической деятельности стал одним из центральных направлений общей науки о переводе из-за четырех преобладающих факторов: (а) беспрецедентной глобализации, (б) роста миграции, (в) глобальных экономических кризисов 2007-2008, 2020 годов, которые привели к необходимости увеличения расходов на повышение производительности и (г) достижений в области информационно-коммуникационных технологий.


Возможно, наиболее значимым фактором, влияющим на экономику перевода, является  цифровая революция и революция в области коммуникативных технологий, которые  глубоко изменили общество. Целые аспекты экономической деятельности, финансов, торговли, исследований, образования и досуга были  глубоко преобразованы взрывным ростом электронных сетей, цифровых технологий и мультимедиа, в то время как сочетание технологий породило новые продукты, услуги и способы работы. Соответственно, перевод, как процесс, сервис и продукт, отреагировал на новое положение дел.


Рост потребности в переводе в сочетании с необходимостью поддерживать низкие затраты и высокую производительность неизбежно привели к созданию крупных переводческих компаний для управления огромными объемами информации, а также открытию новых видов деятельности, связанных с переводом, таких как локализация программного обеспечения и видеоигр и многоязычные публикации. Более того, рост привел к крайней технической специализации переводческой профессии, особенно с быстрым развитием новых технологий перевода и использования краудсорсинга и любительского перевода.


В самом деле, в последнее время все чаще отмечается слияние машинного перевода с другими технологиями, что приводит к гибридному, полугибридному и интеллектуальному улучшению результатов, которые включают нейронный, адаптивный  и интерактивный машинный перевод - в то время как из-за необходимости уменьшения затрат на развертывание машинных технологий, ожидается более широкое его внедрение в различные отрасли промышленности [1].


Таким образом, перевод экономических терминов в эпоху глобализации приобретает значение одного из главных, если не центральных, элементов филологической науки, который принимает значительное участие в построении и развитии современной экономической системы как таковой. Соответственно, его без сомнения можно относить к системообразующим элементам современной науки о переводе. Применяя современные наработки информационно-коммуникационных технологий, указанная отрасль познания все же требует предельной внимательности и сосредоточенности переводчика, предоставляя не только сам перевод как конечный экономический продукт, но и являясь существенным звеном в цепи экономических отношений между иностранными контрагентами.


ЛИТЕРАТУРА

1. Стрелецкая И.В., Новаковская Е.В. Некоторые особенности перевода экономических текстов с английского языка на русский.// Мир современной науки. -  2011. -  №6. -  С. 49-50.

2. Baker М. In Other Words: a coursebook on translation. London: Routledge. -  1997. - P. 19-20.

3. MirzoyevaL. (2014). Metaphorical Economic Terms: Problems of their Translation from English into Russian. Procedia - Social and Behavioral Sciences. –  2007. -  136 p. -  P. 169–174.

4. Newmark P. Approachesto Translation. New York: Prentice Hall, 1998. -  P. 27-28.


TOPICAL ISSUES OF ECONOMIC TERMS TRANSLATION UNDER GLOBALIZATION CONDITIONS


USYKOV Vladimir Alexeyevich

senior teacher

BELAN Natalia Vasilievna

senior teacher

GO VPO Donetsk National University of Economics and Trade named

after Michael Tugan-Baranovsky

Donetsk city, DNR


The article studies topical issues of socio economic discourse development in respect of practical application of new translation methods of economic content. Interconnection of the translator trade and contemporary global economy development is researched. The authors study definite cross cultural aspects and the increasing role of interpreters in economic links consolidation and developed countries influence upon developing societies both in cultural and socioeconomic aspects.  

Key words: globalization, business discourse, socio-cultural systems, technologies of translation, economic terminology.

© В.А.Усиков, 2020

© Н.В.Белан, 2020  

МАРМАЗОВА Ольга Ивановна, САМОФАЛОВ Иван Романович

УДК 339.926

БРЕНДИНГ КАК ОДИН ИЗ ФАКТОРОВ УСТОЧИВОГО РАЗВИТИЯ ТЕРРИТОРИИ В УСЛОВИЯХ ГЛОБАЛИЗАЦИИ


МАРМАЗОВА Ольга Ивановна

кандидат исторических наук, доцент

доцент кафедры правовых и политических наук

ГО ВПО «Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановского»

САМОФАЛОВ Иван Романович

студент 4 курса

ГОО ВПО «Донецкая Государственная Музыкальная Академия им. С.С. Прокофьева»

г. Донецк, ДНР


В статье исследуется проблемы создания и развития брендов территорий в условиях постоянной мировой глобализации. Анализируется формирование и эволюция новых инструментов брендинга, которые используются для успешного развития территории, а также влияние публичной дипломатии на данные процессы.

Ключевые слова: брендинг территории, публичная дипломатия, глобализация.


В современном мире в условиях глобализации наиболее актуальным, по мнению многих экономистов, является вопрос создания регионального брендинга. Естественным является стремление суверенных государств, различных территорий, городов, регионов, сделать наиболее позитивным, привлекательным, конкурентно способным свой имидж среди конкурентов. С этой целью проводятся различные мероприятия, направленные на подчеркивание уникальных особенностей, исторического, культурного своеобразия, что призвано помочь привлечению потенциальных потребителей, инвесторов.


Учитывая усиливающийся процесс глобализации, который охватывает практически все сферы мировой экономики, нарастание качественных и количественных изменений, данная тема является актуальной, особенно опираясь на тот факт, что каждый год региональный брендинг становится все более используемым инструментом для повышения привлекательности и экономического потенциала региона.


Цель работы – проанализировать понятие брендинг территории, выделить применяемые маркетинговые инструменты для создания благоприятной инвестиционной политики, возможности данной сферы деятельности региона как способа повышения экономической привлекательности.


Усиливающаяся конкуренция среди глобальных лидеров экономического развития, вынуждает различные территориальные субъекты затрачивать серьёзные усилия для сохранения и усиления своих позиций, как на мировом, так и на внутреннем рынке, что приводит к естественному столкновению экономических интересов. Исходя из этого, территории должны оспаривать право на привлечение и возможность использовать уникальных специалистов, необходимые инвестиции, усиление туристических потоков. Поэтому задачей регионального менеджмента является представление на рынок неожиданного, неповторимого, уникального, по сути, чего-то фантастического. Такая «уникальность» территории должна стать основой, базисом, фундаментом для обеспечения конкурентоспособного положения на мировом рынке и создания, закрепления, тиражирования позитивного имиджа.


В своей основе смыслом создания бренда является формирование маркетингового потенциала, экономической ценности, что должно усилить привлекательность территориальных образований в глазах потенциальных инвесторов, бизнесменов, туристов. Это важно с учетом таких аспектов, как:

• информирование об объекте брендирования, его перспективах и преимуществах;  

• усиление привлекательности и конкурентоспособности среди территорий, обладающих аналогичными возможностями.


Очень часто для создания успешного бренда используется сочетание публичной дипломатии с маркетингом. Опора на маркетинговые законы, учет их особенностей продвигает и улучшает имиджа государства. С помощью публичной дипломатии, основной целью которой является защита и продвижение интересов своей страны, исследуются и анализируются настроения иностранных СМИ, общественных организаций, влиятельных структур, что помогает формированию позитивного бренда собственного государства. По мнению исследователей, использование этого сочетания способствовало развитию нового направления, именуемого «национальным брендингом».


Данное направление оказывает существенное влияние не только на общественное мнение, но и на политику правительств, развитие политических систем. Таким образом, национальный брендинг является целым комплексом проводимых мероприятий в области товарообмена, внутреннего и внешнего туризма, культурной жизни, государственной, инвестиционной политики. С учетом этого выстраивается стратегия построения бренда государства, направленная на улучшение имиджа страны, воспринимаемого как местным населением, так и иностранцами [1].


Используя возможности национального брендинга государства привлекают иностранную аудиторию (целевую и СМИ) раскрывая свои преимущества, что также влияет на усиление национального самосознания собственных граждан. Кроме того, это способствует созданию привлекательности для потенциальных иностранных инвесторов [2].


Ярким примером успешного использования национального брендинга является опыт ФРГ: используя торговую марку «Deutschland - Land der Ideen» государство в 2010 году смогло привлечь инвестиция в области научно-исследовательских и конструкторских разработок на сумму в 58,4 млрд. евро. Также, благодаря этому бренду, Германия стала страной с самым положительным имиджем в мире (62%).


Так называемые территориальные бренды стали ключевыми и крайне важными атрибутами развития индустрии туризма, что также положительно сказывается и на инвестициях. Для этого создается интересная, доступная, разнообразная информация о культурных, спортивных, исторических природных, географических особенностях данной территории, нацеленная на массового потребителя. Подобная практика привлекает огромное количество потенциальных «путешественников», обычных людей, тем самым увеличивая внутренние и внешние туристические потоки.


Ежегодные аналитические отчеты в области туризма свидетельствуют о том, что успешная реклама территории повышает узнаваемость и привлекательность, даже иногда способствует полной трансформации имиджа.


Можно констатировать, что в настоящий момент значительное количество стран и городов в мире выделяют целевые бюджеты на улучшение и расширение своего имиджа и бренда. В качестве примера можно привести Сингапур, который выделяет для этих целей $60 млн в год, Малайзия - $150 млн, а Лондон в 2003–2004 году выделил $40 млн.


В 2006 году Нью-Йорк потратил 9 миллионов долларов из городского бюджета на финансирование городского агентства по маркетингу (19,9 миллиона долларов из общего бюджета агентства), которое привлекает туристов в город, а в 2009 году бюджет городского агентства составлял 38,7 миллиона долларов, из которых 18,9 миллиона долларов - из городского бюджета. Увеличение финансирования дало Нью-Йорку ещё дополнительно 50 миллионов приезжих (международный и внутренний туризм).


Целью формирования территориального бренда является не только увеличение потока туристов. В современной глобальной экономике обращается огромное количество свободных товаров и услуг, а значит, повышение имиджа региона, где товар был создан, повышает имидж самого товара.


Основные цели брендинга территории можно условно разделить на несколько категорий:

• лоббирование продвижения товаров (в том числе товаров на экспорт), произведенных в регионе;

• привлечение большого количества инвестиций;

• поддержка туризма, превращение региона в привлекательную для посещений территорию;

• увеличение внимания центральной власти (бренд как способ давления на власть);

• привлечение квалифицированной рабочей силы.


Продуктивность использования брендинга территории можно сгруппировать по трем категориям: социальную, экономическую, и коммуникативную. Структура и содержание данных категорий эффективности представлены в таблице 1.

     Таблица 1                                               

Структура параметров продуктивности брендинга территории

                                  

  Социальная эффективность

Уровень жизни

Стоимость жизни

Число рабочих мест

Миграция населения

Динамика численности населения

Число новорожденных

Экономическая эффективность

Совокупная заработная плата занятых в сфере туризма

Совокупные налоги от туризма

Стоимость бренда региона

Количество полученных инвестиций

Доходы от бренда региона

 Коммуникативная эффективность

Число туристов

Узнаваемость региона

Рейтинг территории

Отношение к региону со стороны потребителей



Указанное выше раскрывает потенциал брендинга территорий, его возможности, достоинства, и обращает внимание на некоторые риски, связанные с тем, что при создании бренда региона только одно, даже самое яркое и важное качество не может служить основой для него. Таковым может быть, например, первоклассный дизайн и лучшее качество продукта, при создании бренда. Это особенно актуально для крупных городов или регионов, так как при создании их бренда необходимо опираться на более сложный и целостный имидж.


Таким образом, на сегодняшний день создание бренда территории является актуальным, учитывая его возможности для усиления и развития экономики в условиях глобального кризиса. Развитие брендинга взаимосвязано с инструментами публичной дипломатии, законами маркетинга и часто способствует развитию туризма. Создание привлекательного бренда усиливает имидж данной территории и способствует увеличению потока инвестиций. Однако, создание бренда территории намного более сложная и комплексная задача, чем создание бренда отдельного товара, продукта и услуги.


ЛИТЕРАТУРА

1. Тюкаркина О.М. Роль Коммуникационной стратегии в формирование имиджа современной России. // Власть. – 2012. – № 3. – С. 111–114.

2. Цветкова Н.А. Публичная дипломатия США: теории и концепции // Грамота. – 2015. –№ 4 (54): в 2-х ч. – Ч. I. –С. 186–189.


BRANDING AS ONE OF THE FACTORS OF SUSTAINABLE TERRITORY DEVELOPMENT

IN THE CONDITIONS OF GLOBALIZATION


MARMAZOVA Olga Ivanovna

candidate of historical sciences

associate professor of department of legal and political sciences

GO VPO Donetsk National University of Economics and Trade named after Michael Tugan-Baranovsky

SAMOFALOV Ivan Romanovich

a student is 4 courses

GO VPO Donetsk State Music Academy named after S.S. Prokofiev

Donetsk city, DNR

The article explores the problems of the formation and development of brands of territories in the context of globalization. It analyzes the formation of new branding tools for the successful development of the territory, as well as the impact of public diplomacy on these processes.

Key words: territory branding, public diplomacy, globalization.


© О.И.Мармазова, 2020 

© И.Р. Самофалов, 2020

НАФАНЕЦ Елена Александровна

ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ ПОЛИКУЛЬТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ТРАНСФОРМИРУЮЩЕМСЯ ОБЩЕСТВЕ


НАФАНЕЦ Елена Александровна

старший преподаватель кафедры философии

ГО ВПО «Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановского»,

г. Донецк, Донецкая Народная Республика (ДНР)


В статье рассматривается поликультурное образование в трансформирующемся обществе как необходимое условие для изменения современного общества с учетом сложного процесса взаимодействия всех типов локальных культур для поддержания мирного сосуществования больших и малых наций в условиях интеграции и глобализации.

Ключевые слова: интеграция, глобализация, социокультурный опыт, локальные культуры, поликультурность, диалог культур.


Современное общество характеризуется многообразием представителей различных этносов, народов, наций со своеобразной национальной культурой, разнообразными национальными обычаями, психологическим укладом и менталитетом, что объясняет значимость проблем, связанных с  преодолением некоторых особенностей и сложностей, возникающих во взаимоотношениях и взаимодействии представителей различных  культур. Данные проблемы обусловлены влиянием поведенческих стереотипов, присущих современному трансформирующемуся обществу. Более того, на формирование культуры нравственных отношений накладывает отпечаток национальная особенность каждого этносоциума, своеобразие традиций, обычаев, стереотипов поведения, черты национального характера, складывавшиеся на протяжении всей истории  народа, нации. В сложившихся условиях задача образования состоит в формировании нравственных отношений, основанных на национальных и общечеловеческих ценностях, что в учебных учреждениях с многонациональным составом обучающихся приобретает особую актуальность.


Истоками понятия «поликультурное образование» является концепция мультикультурализма. Свой вклад в  исследование данной доктрины внесли такие философы, как:  Т.П. Волкова [4], Н.С. Кирабаев [6], Ю. Хабермас [14], М. Уолцер [13], У. Кимлика [9], С. Жижек [8], Ч.  Тэйлор [15], Г.А. Короткий [10],  Л.В. Арутюнова [2], А.В. Веретевская [3], Н.К. Гасанова [5]  и др.


Целью исследования является уточнение и обобщение сущности философии образования в контексте его поликультурности.


Философский анализ поликультурного образования в трансформирующемся обществе актуален для понимания социальных процессов и определения проблем, как отдельного индивида, так и социума в целом. Термин «поликультурное образование» не отечественного происхождения. Он является калькой сформированного в западной интеллектуальной культуре в 1970-е годы понятия «multicultural education» [6]. Мультикультурализм далеко не первая социально-философская концепция, которая пыталась связать воедино различия в социокультурном опыте и противоречия в реализации стремлений этносов и социальных групп.


Поиск идеологии, способной на практике решить целую гамму проблем и вопросов, с которыми не справлялись уже существующие доктрины и философские системы, и привел к возникновению концепции мультикультурализма (поликультурности). При этом мультикультурализм понимается шире, чем взаимоотношения этносов и классов   как идеология он направлен на предотвращение риска конфликта культур и «столкновения цивилизаций» [4, с. 87].


Все развитые страны мира относятся к поликультурным и полиэтническим обществам. Культуры стран  мира переживают активную модернизацию, что не проходит бесследно для образования. Наблюдаются кризисные явления в системе  образовании, связанные с нравственным вырождением и утратой творческого подхода общества (элитного меньшинства) к возникающим проблемам. Современная система образования не всегда современна, своевременна и способна давать адекватные ответы  на вызовы современной глобализации, исходя из концепции «вызов-ответ», предложенной английским философом А.Тойнби [12]. Социальные формы общественного развития, такие как рыночная экономика, парламентская республика, правовое государство и т.п. не являются культурно нейтральными. Все это делает очевидным тот факт, что в преодолении кризиса цивилизации, в решении острейших глобальных проблем человечества огромная роль принадлежит образованию.


Поликультурное образование призвано поддержать мирное сосуществование различных наций, больших и малых наций в условиях глобализации. Диалог и взаимодействие различных культур является ведущей идеей поликультурного образования, ведь именно через понимание и осмысление своеобразия своей культуры можно понять всю глубину и разнообразие других культур. Поликультурность основывается на том, что образование в полиэтничном обществе с учетом национальных (этнических) разногласий должно содержать множественность типов, моделей и ценностных педагогических ориентаций, которые будут соответствовать мировосприятию и требованиям различных этнокультурных групп населения.


В современных условиях развития общества поликультурное образование можно рассматривать как новую образовательную стратегию, которая определяет структурно-содержательную организацию учебно-воспитательного процесса, характер преподавания дисциплин и методику воспитательной работы на основе принципов гуманизма, демократизма, культурного диалога, учета культурно-психических факторов развития личности [1].


«Сущность поликультурного образования базируется на:

-социокультурной идентификации личности;

-освоении системы понятий и представлений о поликультурной среде;

-воспитании положительного отношения к многогранному культурному окружению;

-развитии навыков социального общения.


Среди принципов поликультурного образования необходимо выделить следующие:

-воспитание человеческого достоинства и высоких моральных качеств;

-обучение навыкам сосуществования с социальными группами различных рас, религий, этносов;

-воспитание толерантности, готовности к взаимному сотрудничеству;

-устранение противоречий между системами и нормами воспитания и обучения доминирующих наций и этнических меньшинств;

-формирование представлений о многообразии культур и их взаимосвязи;

-осознание важности культурного многообразия для самореализации личности;

-воспитание положительного отношения к культурным различиям;

-развитие умений и навыков взаимодействия носителей разных культур на основе толерантности и взаимопонимания» [11, с.156-157].


Поликультурное образование формирует человека, способного к активной и эффективной жизнедеятельности в многонациональной и поликультурной среде, обладающего чувством понимания и уважения к другим культурам, умениями жить в мире и согласии с людьми разных национальностей, рас, верований.


В этом контексте, важнейшей составляющей содержания общего образования становится культурный компонент в системе воспитания личности. Культура, в том числе национальная, рассматривается как одна из основ, на которой строится содержание образования, так как приобщение к духовным ценностям, накопленным веками, играет важную роль в формировании личности.


Сторонники поликультурности указывают на то, что поликультурное образование имеет значение для принятия решений, которые коснутся действий на всех уровнях образования, включая обучение, администрацию, управление, консультирование, разработку программ, оценку выполнения работы и внутренний климат образовательного учреждения. Таким образом, каждый, кто задействован в этом процессе, должен играть активную роль в осуществлении поликультурного образования. Действия на уровне образовательных учреждений с целью принятия поликультурного образования должны учитывать расу, язык, этничность, привычки и традиции этнических групп во всем глобальном обществе.


Важную роль в поликультурном образовании должно играть и поликультурное воспитание. А.Н. Джуринский выделяет общие цели поликультурного и интернационального воспитания. Данные цели заключаются в понимании других культур, народов, цивилизаций и уважения к ним; в осознании необходимости взаимопонимания и сотрудничества между народами [7].


Чтобы обеспечить поликультурное воспитание в полном объеме, необходимо сделать фундаментальные изменения в концепции и организации образовательного процесса. Эти изменения требуют модификации образовательной системы, которая была в основном монокультурного ориентирования.

Выводы. Мультикультурализм является идеологией, отражающей модель поликультурного общества, основанного на признании интересов и ценностей различных социокультурных сообществ и обеспечении конструктивного межкультурного диалога.


В современном трансформирующемся обществе система образования должна помочь сформировать творческую и прогрессивную личность, способную органично воспринимать изменения в обществе. Необходимо готовить молодежь к жизни в глобальном пространстве, поскольку она включена в огромное количество коммуникаций и подвергается воздействию неконтролируемой информации оказывающих на неё воздействие последствия которого трудно прогнозируемы, следовательно, важно  уделять внимание личностному развитию, формированию самодостаточного человека, который будет к тому же свободно владеть несколькими языками. В условиях поликультурной среды следует направить усилия на разработку поликультурного образования детей на всех уровнях их обучения и воспитания, в том числе и дошкольном. Поликультурное образование требует одновременных изменений на всех уровнях обучения. Эти изменения должны быть неспешными, долговременными и, что наиболее важно, всесторонними.


ЛИТЕРАТУРА

1. Агадуллин Р. Поликультурное образование: методого-теоретический аспект И Р.Агадуллин // Педагогика и психология. – 2004. – № 3. – С. 25-27.

2. Арутюнова Л. В. Мультикультурализм и его модели в современном мире: автореферат дис. кандидата философских наук: 24.00.01. –Москва,2009. – 25 с.

3. Веретевская А. В. Мультикультурализм, которого не было: анализ европейских практик политической интеграции этнокультурных меньшинств: монография. Москва: МГИМО-Университет, 2018.  – 180 с.

4. Волкова Т.П. Теория мультикультурализма как синтез философских концепцій либерализма и коммунитаризма: дис.. канд..филос.наук: 09.03.03/Т.П.Волкова. Мурманск, 2006. – 165 с.

5. Гасанова Н. К. Мультикультурализм в культурной политике. М.: Международный издательский центр «Этносоциум», 2014. – 222 с.

6. Глобализация и мультикультурализм.отв.ред. Н.С.Кирабаев. М.:  

РУДН, 2005.

7. Джуринский А.Н. Поликультурное воспитание: сущность и перспективы развития / А.Н. Джуринский // Педагогика. – 2002. – № 10. –  С.93-96.

8. Жижек С. Интерпассивность. Желание: влечение. Мультикультурализм /С. Жижек. СПб., 2005. –145 с.

9. .Кимлика У. Либеральное равенство / У. Кимлика // Современный либерализм: Ролз, Берлин, Дворкин, Кимлика, Сэндел, Тейлор, Уолдрон / пер. с англ., сост. JI. Б. Макеевой. М., 1998.  – 210 c.

10. Короткий  Г. А. Мультикультурализм как социокультурная парадигма эпохи глобализации: дис. канд. филос. наук. Москва, 2012. – 183 с.

11. Основні тенденції розвитку полікультурного виховання в сучасному світі [Текст] /Н.М.Чернуха, І.С.Бахов // Молодий вчений. 2014. – №1.

12. Тойнби А. Постижение истории: – М.: Прогресс, 1991. – 545 с.

13. Уолцер М. О терпимости / М. Уолцер ; пер. с англ. И. Мюрнберг.- М. : Идея-Пресс : Дом интеллектуальной книги, 2000.  – 159 с.

14. Хабермас Ю. Вовлечение другого. Очерки политической теории / Ю.  Хабермас  под ред. Д. В. Скляднева. СПб. : Наука, 2001. – 415 с.

15. Taylor Ch. The Politics of Recognition // Multiculturalism. Examining the Politics of Recognition / Ed. By Gutmann. Princeton, 1994. – P. 25-73.


PHILOSOPHICAL ANALIS OF POLICULTURAL EDUCATION

WITHIN TRANSFORMING SOCIETY


NAFANETS Elena Alexandrovna

senior lecturer, department of philosophy

GO VPO Donetsk National University of Economics and Trade named

after Michael Tugan-Baranovsky

Donetsk city, DNR


The article deals with polycultural education as a necessary condition of transformation of modern society concerning a complex process of interactions of local cultures of all types to maintain peaceful coexistence of large and small nations within the context of integration and globalization.

Key words: polycultural education, integration, globalization, socio-cultural experience, local cultures, multiculturalism, dialogue of cultures.

                                                                                                                            © Е.А. Нафанец, 2020

МОИСЕЕВА Фарида Ахметовна

УДК 316.77

ИНСТРУМЕНТЫ АРГУМЕНТАЦИИ В КОММУНИКАТИВНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ


МОИСЕЕВА Фарида Ахметовна

кандидат философских наук, доцент

заведующий кафедрой иностранных языков

ГО ВПО «Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановского»

г. Донецк, Донецкая Народная Республика (ДНР)


В аспекте глобального кризиса современного мироустройства рассмотрены средства аргументации, применяемые участниками социального взаимодействия. Уточнена структура логического и эмотивного компонентов аргументации. Определены инструменты аргументации – контекстный, иллюстративный, модальный. Целесообразность их применения подтверждена примерами из сферы торговли. Указанные инструменты аргументации отнесены к аспекту оценочного суждения. Эффективность аргументации предложено достигать применением полной формы оценочного суждения.

Ключевые слова: социальное взаимодействие, коммуникативная прагматика, аргументация, оценка, контекст, глобализация.


Сегодня все более очевидным становится кризис современной модели мироустройства. Нарушения норм международного гуманитарного права приобретают системный характер, особенно на территориях вооруженных конфликтов. Можно говорить о коммуникативном диссонансе в глобальном информационном пространстве [4]. Для преодоления кризиса современного миропорядка значение приобретает качественное и эффективное взаимодействие между государствами, общественными объединениями, другими представителями социума.


В процессе коммуникативного взаимодействия социальных субъектов его участники аргументируют собственную позицию, с целью сформировать у партнера по взаимодействию требуемое представление о ней. Коммуниканты подбирают аргументы в зависимости от позиции других субъектов взаимодействия и сложившейся ситуации. В таком смысле, коммуникативное взаимодействие социальных субъектов приобретает технологический характер. В процессе производства аргументационного дискурса его субъекты применяют различные инструменты для создания требуемой ситуации и достижения запланированного результата. Однако, инструментарий в технологии социального взаимодействия доныне не рассматривался в научной литературе. Поэтому актуальным представляется исследовать аргументационные инструменты социальной коммуникации.


Цель статьи – уточнить структуру аргументации в социальном взаимодействии. Выделить инструменты коммуникативного взаимодействия и показать их значение для достижения понимания между коммуникантами.


Вопросы аргументации в коммуникативном взаимодействии рассматриваются в работах современных ученых, таких как Г.А. Брутян [1],   Ф.Х. ван Еемерен и Р. Гроотендорст [3], М.М. Новоселов [9], В.И. Шаховский [10] и др. Проведенный нами анализ практики социального взаимодействия субъектов торговой деятельности дает оснований утверждать, что каждый ее участник имеет свое мнение об обстоятельствах, фактах и  событиях,  связанных с предметом этой деятельности. Но представители противоположной стороны на начальном этапе взаимодействия не обязательно разделяют его. Если мнения одних не совпадают с представлениями и ожиданиями других субъектов взаимодействия, то у последних формируется критическое отношение к информационному сообщению, поступившему от представителя стороны-отправителя. Авторы распределяют средства коммуникации на логические и эмотивные, и подчеркивают применение инструментов давления со стороны адресанта в коммуникативном общении [10, с. 122.].


Рассмотрим гносеологическое содержание разногласий, возникающих у участников коммуникативного взаимодействия. С формальной точки зрения информационное сообщение от адресанта составляют факты и обстоятельства, которые по его мнению относятся к предмету совместного социального взаимодействия. Между тем, гносеологическое содержание такого сообщения сводится к оценке фактов и обстоятельств, которые имеют значение для его позиции. При этом, внутреннее убеждение адресанта становится основанием для оценки фактов и обстоятельств, приводимых в сообщении. Лицо, представляющее сторону-адресата, другие участники взаимодействия также оценивают указанные факты и обстоятельства. Тем самым они устанавливают их ценность относительно своей позиции. Поводом к такой оценке становится внутреннее убеждение представителей противоположной стороны. Сопоставляя позицию стороны-адресанта с позициями других участников процесса социального взаимодействия можно видеть, что их разногласия возникают вследствие различной оценки одних фактов и обстоятельств. В случае несовпадения взглядов, сложившихся у коммуникантов относительно предмета взаимодействия, можно констатировать различия содержаний внутреннего убеждения указанных лиц.


Считаем очевидным, что информационное сообщение стороны-адресанта должно иметь такую форму, чтобы быть воспринятым всеми участниками взаимодействия как верное, объективное, однозначное, обоснованное, не вызывающее сомнений. Условием результативности совместной деятельности субъектов социального взаимодействия авторы называют взаимопонимание между ними. Убеждения других лиц через обоснование правильности своей позиции в научной литературе обозначается как аргументация [6]. Ее признают средством социальной коммуникации. Аргументацию можно рассматривать как коммуникативный процесс, в котором реализуется воздействие на адресата с целью устранения несовпадения представлений и убеждений между  коммуникантами относительно предмета аргументации. В ходе аргументации действуют законы логики, что делает коммуникацию упорядоченной и детерминированной. Однако, во взаимодействии между субъектами социальной практики часто встречаются отклонения от логических правил, поскольку в естественном языке, на котором ведется аргументация, существуют различные критерии достаточности аргументов. В реальности для обеспечения убедительности участники взаимодействия применяют, дополнительно к логическим принципам, такие аргументационные средства, как, например, противопоставление и повторение, что увеличивает объем аргументационного высказывания, ссылки на контекст, что способствует уменьшению его объема. Распространенными средствами аргументации считаются также применение модальности, то есть эмоционально окрашенных высказываний, с целью воздействия на чувства стороны-адресата; иллюстративных средств – для улучшения восприятия логического содержания аргументационного высказывания, а также применение других языковых и экстралингвистических приемов.


Возвращаясь к рассмотрению социального взаимодействия сторон можно отметить, что основой аргументации со стороны-адресанта становится оценка фактов и обстоятельств, относящихся к предмету взаимодействия. Оценочный инструмент также относят к аспектам аргументации в социальной практике. Аспекты контекстный, оценочный, модальности, иллюстративный являются важными в аргументировании стороны-адресанта своей позиции.


Так, взаимодействие сторон всегда происходит в контексте как предмета взаимодействия, так и позиций сторон. Поэтому контекст, в котором осуществляется аргументация, для нее приобретает значение. Процесс социального взаимодействия можно рассматривать как процедуру предоставления сообщений, которыми обмениваются стороны. Эти сообщения, воплощенные в речевой форме, приобретают значение коммуникативных актов. Контекстный аспект коммуникативного взаимодействия субъектов, по мнению многих ученых, выполняет важную роль, поскольку от него зависит степень аргументированности сообщения [7]. Современные авторы указывают на контекстную обусловленность прагматического смысла коммуникативных актов [5]. Можно сказать, что контекст сообщений в социальной практике влияет на взаимопонимание между сторонами взаимодействия. Обычная функция контекста заключается в том, что он позволяет уточнить смысл информационного сообщения, восстановить пропущенные части и тем самым сделать его понятным для адресата. Кроме того, контекст понимается как семантическая соотнесенность языковых элементов, соотношение сегментов текста. Общепринято разделять контексты на виды – речевой и экстралингвистический. Типы контекстов могут быть распределены по основаниям, в которых контекст используется адресантом информационного сообщения: а) объективный, который присутствует в сознании участников взаимодействия; б) субъективный, он отражает в сообщении взгляды и убеждения стороны-адресанта. Управление контекстом социального взаимодействия можно считать инструментом воздействия на качество коммуникации между его участниками. По нашим наблюдениям, на речевой объективный контекст социального взаимодействия влияют язык, которым сторонами составляются информационные сообщения, а также терминологическая база процесса взаимодействия. В частности, в текстах документов, которые сопровождают торговую деятельность, отражаются факты и обстоятельства, определяющие позицию сторон, условия и основания для согласований, а также результаты сделанных наблюдений и обобщений. В случае применения новейших понятий (экономических, социометрических, научных и др.), для понимания текста документов, сопровождающих социальные контакты, требуется обращение к толковым словарям и специальной литературе. Так формируется однозначный объективный контекст взаимодействия, что способствует взаимопониманию между его участниками. Содержательная составляющая коммуникативных актов актуализируется благодаря вербальному выражению и контексту. Речевой субъективный контекст социального взаимодействия нередко используется для более точного выражения логического смысла в информационных сообщениях. В случаях, когда содержание коммуникативного акта сочетается с контекстом, он приобретает усиливающее влияние. В большинстве рассмотренных нами примерах сторона-адресант целенаправленно формирует контекст информационного сообщения и придает ему конкретный характер. Тогда промежуточные и обобщающие сообщения и выводы сторон понимаются однозначно и воспринимаются как достоверные и аргументированные. Речевой субъективный контекст коррелирует со структурой информационных сообщений в документах, сопровождающих процесс социального взаимодействия. Адекватный контекст способствует пониманию позиции стороны, правильной репрезентации логического содержания информационных сообщений. Речевой субъективный контекст ограничивает сложность и объем таких сообщений. Усовершенствование контекста можно рассматривать как инструмент повышения эффективности коммуникативного взаимодействия социальных субъектов.


Нами исследованы инструменты влияния объективного / субъективного контекста на понимание информационных сообщений в тексте документов, сопровождающих торговую деятельность. К факторам формирования контекста такого типа мы относим: 1) реквизиты этих документов; 2) наличие дополнительного иллюстративного или информационного материала; 3) оформление текста в соответствии с существующими стандартами и правилами. По поводу влияния реквизитов на контекст документа, сопровождающего процесс социального взаимодействия, можно утверждать, что объективный контекст формируется благодаря авторитету стороны-адресанта. Реквизиты такого придают силу информационным сообщениям, но они не мешают пониманию смысла документального сопровождения торговой деятельности. Субъективный контекст в значительной степени формируется, по нашим наблюдениям, качеством иллюстративного или информационного материала, прилагаемого к основному документу. Одной из задач его текста является обозначение объектов, фактов и обстоятельств, относительно которых происходит взаимодействие. Речевыми средствами это реализуется применением слов, обозначающих внешние характеристики объекта. Учитывая преимущества визуального восприятия объектов, в торговой деятельности иллюстративный материал приобретает значение контекстного инструмента аргументации. Негативно на субъективный контекст влияет неряшливое оформление текста документа, несоблюдение стандартов оформления рукописи, ошибки орфографического и стилистического характера.


Истинность содержания коммуникативного акта определена как логическими, так и оценочным критериям [2]. Отмечаем, что процесс оценки фактов и обстоятельств, касающихся предмета торговой деятельности, а также оценку партнеров участник взаимодействия производит согласно представлениям, которые сформировались у него на предыдущих этапах взаимодействия. Структуру оценки в коммуникативном смысле представляем следующими элементами: субъект; объект (конкретные факты, обстоятельства, явления, материальные объекты, касающиеся предмета взаимодействия; позиция другой стороны); предмет (подсистема признаков объекта, в отношении которого устанавливается значимость оценки); основание (образцы, нормы, стандарты, чувства, убеждения, знания и тому подобное, учитывая которые субъект дает оценку); характер (определяет качественную ориентированность процедуры сопоставления объекта с эталоном и показывает, что оценка квалифицирует свой объект как соответствующий / несоответствующий эталону); аксиологическая шкала (включает зоны положительных, отрицательных и нейтральных признаков).


Отмечаем оценочное содержание коммуникативного взаимодействия участников торговой деятельности. Субъект оценки навязывает собственное представление о ценности объектов, фактов и обстоятельств, относящихся к предмету взаимодействия. Для этого сторона-адресант при выборе речевых средств представления оценки должна учитывать, как ее сообщение может быть воспринято другими социальными партнерами. В свою очередь, они ожидают таких сообщений, которые дополняют собственную картину ситуации. Если оценочная картина, которая сложилась у стороны-адресанта, не совпадает с оценочной картиной, которая существует у других участников взаимодействия, то направляемые оценочные сообщения становятся инструментом убеждения правильности собственной позиции. Можем утверждать, что адекватному представлению коммуникативных актов оценочного содержания способствует их полная форма. По нашим наблюдениям, когда отдельные элементы оценки не разъясняются адресантом, то такое сообщение нельзя считать аргументированным в достаточной степени. Поэтому справедливой будет рекомендация участникам социального взаимодействия всегда эксплицировать элементы структуры оценки в своих сообщениях, с целью усиления их аргументированности.


Кроме аспекта оценки, на аргументационные свойства информационных сообщений в социальной практике влияют другие факторы, одним из которых является личное отношение адресанта к своему оценочному высказыванию. В научной литературе оценочные отношения трактуется как один из видов модальности. Авторы определяют ее как связи между ценностной ориентацией тех, кто формирует сообщение и тех, кто воспринимает его [6]. Модальность понимают как личностное отношение стороны к объектам, фактам и обстоятельствам, связанным с предметом взаимодействия. Поскольку любое информационное сообщение о свойствах конкретного объекта может быть положительного / отрицательного, т.е. оценочного значения, то оно неизбежно приобретает модальность. Отсюда можно определить инструментальное значение модальности в технологии социального взаимодействия.


С модальностью связан аспект иллюстративной аргументации. Ее цель в социальном взаимодействии – средствами наглядности аргументировать позицию коммуниканта. Так, иллюстрирование можно считать инструментом аргументации.


В структуру оценочного коммуникативного акта дополнительно включают аспект, т.е. обозначение того направления, с которого дается оценка [8]. Участники коммуникативного взаимодействия при формировании сообщения учитывают контекст, придают сообщению модальность, аргументируют его средствами наглядности. Так, аспекты контекстный, иллюстративный и модальный присутствуют в социальном взаимодействии. Учитывая корреляцию модальности с оценкой, включаем модальность в инструментарий аргументации.


Выводы. Уточнена структура аргументации в коммуникативном взаимодействия представителей социума. В ней выделены элементы логический и эмотивный. Показано значение аспектов логической аргументации – контекстного, оценочного, иллюстративного. Аспект модальности отнесен к эмотивной составляющей социального взаимодействия. Соответственно, обозначены инструменты коммуникативного взаимодействия субъектов – контекстный, оценочный, иллюстративный и модальный. Данный инструментарий предназначен для согласования внутреннего убеждения коммуникантов относительно предмета взаимодействия.


Для достижения взаимопонимания между участниками социального взаимодействия предлагаем целенаправленно формировать его контекст. Контекст обусловлен установками и внутренним убеждением коммуникантов. Конкретизированы виды субъективного и объективного контекста, которые отображают цели и установки сторон взаимодействия.


Показано значение инструмента оценки в практике социального взаимодействия. Рекомендовано рассматривать контекстный, иллюстративный, модальный инструменты аргументации как элемент оценочных суждений – аспект оценки.


Таким образом, современные социально-интеграционные процессы, которые происходят в обществе в глобальном масштабе, отражают необходимость в согласованности действий людей с учётом их аргументации   и в связи с этим, трансформации мировоззренческого фактора, способного привнести в жизнедеятельность общества перспективу организованности и безопасности.


ЛИТЕРАТУРА

1. Брутян Г.А. Очерк теории аргументации. – Ереван. Изд-во АН Армении, 1992. – 301 с.

2. Брюшинкин В.Н. Аргументация, коммуникация, рациональность // Вестник РГУ им. И. Канта.  - 2008.  - Вып. 6. Гуманитарные науки.  - С. 5-11.

3. Еемерен ван Ф., Гроотендорст Р. Речевые акты в аргументативных дискуссиях. – СПб: Нотабене, 1994. – 237 с.

4. Жигулин А. Общественность в условиях социального конфликта: юридико-международный аспект / А. Жигулин // Вестник Российской нации. – 2015. – № 5. С. 250-261

5. .Золотов П.Ю. Рассмотрение прагматической компетенции как структурного компонента иноязычной коммуникативной компетенции // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2020. – Т. 25. – № 184. – С. 57-64.

6. Ивкин А.А. Прагматические аспекты вербальной аргументации действий субъектами коммуникации // Социальная педагогика и психология. – 2011. – № 3. – С. 187-191.

7. Колшанский Г.В. Контекстная семантика. – М.: Наука, 1980. – 149 с.

8. Кузьмина К.А. Категория оценки в российской лингвистике // Казанская наука. Серия: Филологические науки. – 2019. – № 1. – С. 74-76.

9. Новоселов М.М. Искусство убеждения в традициях логической науки // Мысль и искусство аргументации. – М.: Прогресс-Традиция, 2003. – С. 31-32.

10. Шаховский В.И. Взаимодействие коммуникативных сред в естественной коммуникации // Казанский лингвистический журнал, 2020. – Т. 3. – № 1. – С. 113-134.


THE INSTRUMENTS OF ARGUMENTATION IN COMMUNICATIVE INTERACTION


MOISEYEVA Farida Akhmetovna

Candidate of Philosophy, Associate Professor, Head of the Foreign longuages Department

GO VPO Donetsk National University of Economics and Trade named

after Michael Tugan-Baranovsky

Donetsk city, DNR


In the aspect of global crises of the modern world the means of argumentation have been examined and taken into use by the participants of social interaction. The structure of logical and emotive components of argumentation has been defined.  The instruments of argumentation  (contested, illustrative and mold) have been determined. The actual necessity of their further use has been justified by the examples from the sphere of trade. The instruments of argumentation mentioned above are correlated with the aspect of evaluation assumption. Argumentations efficiency is supposedly achieved through the use of the full form of evaluation assumption.

Key words: social interation, communicative pragmatics, argumentation, evaluation, context, globalization.

© Ф.А. Моисеева, 2020