ISSN: 2218-7774

Н А У Ч Н Ы Й    П О Т Е Н Ц И А Л

Научный журнал. Издаётся с 2010 года


САВЕЛЬЕВА Ольга Александровна

 МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ОЦЕНКИ ФАКТОРОВ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ

ПРОИЗВОДСТВЕННОЙ ГРУППЫ


САВЕЛЬЕВА Ольга Александровна

кандидат экономических наук, доцент

доцент кафедры философии

ГО ВПО «Донецкий национальный университет экономики и торговли им. М. Туган Барановского»

г. Донецк, Донецкая Народная Республика (ДНР)


В статье проведена оценка факторов, влияющих на развитие организационной культуры производственной группы по двум составляющим: взгляд руководства и взгляд персонала. По результатам исследований осуществлено распределение факторов организационной культуры по классам, определен удельный вес качеств, составляющих основу организационной культуры производственной группы. Полученные результаты полезны для формирования организационной культуры, как одного из важных инструментов управленческого воздействия на персонал современных предприятий.

Ключевые слова: организационная культура, оценка, факторы,  производственная группа, распределение факторов влияния, удельный вес качеств.


В современных условиях эффективное развитие производственных групп требует формирования организационной культуры, как одного из важных инструментов управленческого воздействия на персонал. Об этом свидетельствует успех современных организаций разных стран мира, декларирующих основные нормы, принципы, постулаты и правила организационной культуры, признавая ее ключевым фактором развития и конкурентоспособности. В отечественных организациях культура производственных групп чаще всего остается без внимания руководителей.


Проблемам формирования, оценки и развития организационной культуры производственных групп значительное внимание уделено в трудах ученых, таких как: И. Ансофф [1], Б. Мильнер [4], А.Колот [3],  Г. Назарова [5],  Е. Новикова [6] и др.


Несмотря на значительное количество публикаций, как в теории, так и в практике, существует потребность в осуществлении оценки факторов, влияющих на развитие организационной культуры производственных групп.


Целью статьи является разработка методических основ исследования факторов, влияющих на развитие организационной культуры производственных групп по двум составляющим: взгляд руководства и персонала.


Не существует единой трактовки понятия «организационная культура». Как отмечает В.В. Томилов, культура в организации – «совокупность мышления, определяющая внутреннюю жизнь организации; образ мышления, действия и существования. Это выражение основных ценностей в организационной структуре, системе управления, кадровой политике, оказывая на них свое влияние» [8, с. 12].


Организационная культура производственных групп – «это совокупность норм поведения, материальных и духовных ценностей, которые доминируют в данной группе, отражают ее индивидуальность и проявляются во взаимодействии с быстроменяющимися многочисленными факторами внутренней и внешней среды группового развития» [7, с.27].


Для обеспечения объективности исследования использованы две составляющие: взгляд на организационную культуру руководства и взгляд на организационную культуру персонала. Обе категории респондентов имели идентичные вопросы. Для оценки параметров эти составляющие были сопоставлены и сравнены. Результаты исследования организационной культуры производственных групп приведены в табл.1.

Таблица 1.

Профиль факторов, влияющих на эффективность организационной культуры производственной группы


По результатам исследования определено, что почти все факторы, приведенные в таблице для опроса, как руководителями, так и подчиненными получили оценки от 3 до 5 баллов, то есть высокое влияние. Работники присвоили по 2 балла таким показателям как вежливость и справедливость в отношении работы руководителей, также низкой (2 балла) считают этику деловых отношений на фармацевтических предприятиях. Подчиненные признают уровень выполнения своих обязанностей высоким (5 баллов), что имеет разногласия с мнением руководства (3-4 балла).


На основании анализа факторов, влияющих на эффективность организационной культуры производственных групп целесообразно отметить, что существенных разногласий между взглядом руководства и взглядом персонала не наблюдается, то есть можно сделать вывод об отсутствии «субкультур». В организационной культуре «субкультуры» приобретают вид групповых образований, даже отдельных подгрупп внутри производственной группы.


Отсутствие субкультур, нарушающих нормы организационной культуры производственной группы, свидетельствует о возможности осуществлять деятельность в сфере повышения эффективности функционирования организации.


Результаты проведенных исследований организационной культуры производственных групп позволили осуществить их распределение по четырем основным классам (уровням значимости), приведены в табл. 2 [2, с. 29-39].

Таблица 2. 

Распределение качеств, составляющих основу организационной культуры производственных групп


Уровни значимости

Качества организационной культуры производственных групп

Взгляд руководства

Взгляд персонала

Высокий (4,3-5,0)

 

Адаптивность к внутренней среде; соблюдение трудовой дисциплины; выполнение инструкций и распоряжений; масштабность выполняемой работы; соблюдение дисциплины; умение решать проблемы; искусство планирования; внешний вид; точность / скорость; уважение (отношение) к сотрудникам; уважение (отношение) к старожилам

Креативность; связь с внешней средой; ориентация результатов на качество работы; соответствие работы занимаемой должности; знание выполняемой работы; масштабность выполняемой работы; сотрудничество (сплоченность коллектива); забота о коллективе; соблюдение дисциплины; чувство ответственности; этика руководства; умение решать проблемы; искусство планирования; искусство обеспечения качества

Средний (3,1-4,2)

 

Соблюдение правил и политики организации; связь с внешней средой; ориентация результатов на качество работы, знание выполняемой работы; преданность сотрудничество (сплоченность коллектива); чувство ответственности; искусство обеспечения качества поведение; язык (изложение требований)

Адаптивность к внутренней среде; соблюдение правил и политики организации; соблюдение трудовой дисциплины; зависимость; преданность; честность; точность / скорость; уважение (отношение) к власти (полномочиям); уважение (отношение) к сотрудникам

 

Низкий (2,0-3,0)

 

Зависимость; креативность; соответствие работы объятой должности; этика деловых отношений; забота о коллективе; вежливость; справедливость; любезность; честность

Выполнение инструкций и предписаний; этика деловых отношений; искусство обеспечения качества; вежливость; справедливость; поведение; любезность; внешний вид


Для сотрудников наиболее значимыми качествами были масштабность выполняемой работы, забота о коллективе и т.д. Низкое влияние имеют выполнение инструкций и распоряжений, этика деловых отношений, исправность, любезность и другие.

Таблица 3. 

Удельный вес качеств, составляющих основу организационной  культуры производственных групп,  %


Классы качеств

(уровень значимости)

Взгляд руководства

Взгляд подчиненных

абс.

%

абс.

%

Высокий (4,3-5,0)

16

52,0

11

34,3

Средний (3,1-4,2)

11

34,3

13

41,6

Низкий (2,0-3,0)

5

13,7

8

24,1

Всего

32

100

70

100


Если совпадения по отдельным качествам организационной культуры руководства и персонала по профилю основных ее факторов составляет 75% и более от исследуемых факторов, можно утверждать, что в производственной группе сформировался должный уровень организационной культуры.

Целесообразно отметить, что совершенствование и повышение уровня организационной культуры ( ) должно предусматривать определение ее цели, использование соответствующих форм и методов ( ) и механизмов их введения ( ), оценку достигнутого уровня организационной культуры на основе мониторинга (О), разработку мероприятий по ее совершенствованию (С).

В концептуальной форме это можно представить в таком виде [2, с. 37]:

 

Перспективы дальнейших научных исследований проблемы оценки организационной культуры производственных групп состоят в основательном выделении основных диапазонов качественной оценки уровня существующей организационной культуры по профилям факторов ее формирования, характерными для руководства и персонала в целом.


Таким образом, проведенное исследование факторов, влияющих на развитие организационной культуры производственных групп, не может в полной мере установить все проблемы относительно ее дальнейшего совершенствования. Организационную культуру целесообразно рассматривать во взаимосвязи с такими аспектами, как соучастие работников в решении социально-экономических вопросов, создании условий для развития личности, разоблачения мотивационного потенциала.


Как отмечает В.В. Шконда [9, с. 26-27], в современных условиях для формирования жизнеспособной, устойчивой, цивилизованной организационной культуры необходимо освобождение от чуждых влияний и культивирования тех пластов традиционной культуры и национального менталитета, которые могли бы стать источником экономического, социального и морального развития личности.


ЛИТЕРАТУРА

1. Ансофф И. Новая корпоративная стратегия / Пер. с анг. / Под ред. Ю. Н. Каптуревского. – СПб: Издательство «Питер Ком», 1999. – 416 с.\

2. Кальянов А.В. Аксиология лидерского потенциала личности будущих специалистов / Теория та практика лидерства в современном обществе: Международная научно-практическая конференция ученых, студентов и практиков / Гл. ред. В.В. Шконда. – Донецк: Норд-пресс, 2009. – с. 29-39.

3. Колот А.М. Социально-трудовые отношения: теория и практика регулирования : монография / А. М. Колот. – К. : КНЕУ, 2003. – 230 с.

4.  Мильнер Б.З. Теория организаций /Б.З. Мильнер. – М: ИНФРА-М, 2004. – 336 с.

5. Назарова Г.В. Управление социально-трудовой сферой предприятия: монография / Г.В. Назарова, С.Ю. Гончарова, Н.В. Водницкая; Общ. ред. докт. экон. наук, профессора Назаровой Г.В. – Харьков: изд. ХНЕУ, 2010. – 324 с.

6.  Новикова Е.Ф. Человеческий потенциал: механизм сохранения и развития: монография / Ин-т экономики пром-ти / Е.Ф. Новикова, О.И. Амоша, В.П. Антонюк и др. – Донецк, 2008. – 468 с.

7. Спивак В.А. Корпоративная культура. СПб.: Питер, 2001. – 352с.

8. Томилов, В.В. Культура предпринимательства / В.В. Томилов. – СПб.: «Питер», 2004. – 368 с.

9. Шконда В.В. Корпоративная культура в управлении человеческим потенциалом: монография / В.В. Шконда, А.В. Кальянов. – Донецк: «Ноулидж», 2009. – 168 с.


METHODOLOGICAL BASES FOR EVALUATING FACTORS OF ORGANIZATIONAL CULTURE

OF A PRODUCTION GROUP


SAVELYEVA Olga Alexandrovna

candidate of economic sciences, associate professor

associate professor of the philosophy department

GO VPO Donetsk National University of Economics and Trade named after Michael Tugan-Baranovsky

Donetsk city, DNR


The article assesses the factors that affect the development of the organizational culture of a production group by two components: the view of the management and the view of the staff. The results of studies carried out the allocation of factors of organizational culture in the classes, determined the proportion of attributes that make up the basis of corporate culture of production group. The results obtained are useful for the formation of organizational culture, as one of the important tools of managerial influence on the personnel of modern enterprises.

Key words: organizational culture, evaluation, factors, production group, distribution of influence factors, specific weight of qualities.

© О.А. Савельева, 2020

МОИСЕЕВА Фарида Ахметовна

УДК 316.77

ИНСТРУМЕНТЫ АРГУМЕНТАЦИИ В КОММУНИКАТИВНОМ ВЗАИМОДЕЙСТВИИ


МОИСЕЕВА Фарида Ахметовна

кандидат философских наук, доцент

заведующий кафедрой иностранных языков

ГО ВПО «Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановского»

г. Донецк, Донецкая Народная Республика (ДНР)


В аспекте глобального кризиса современного мироустройства рассмотрены средства аргументации, применяемые участниками социального взаимодействия. Уточнена структура логического и эмотивного компонентов аргументации. Определены инструменты аргументации – контекстный, иллюстративный, модальный. Целесообразность их применения подтверждена примерами из сферы торговли. Указанные инструменты аргументации отнесены к аспекту оценочного суждения. Эффективность аргументации предложено достигать применением полной формы оценочного суждения.

Ключевые слова: социальное взаимодействие, коммуникативная прагматика, аргументация, оценка, контекст, глобализация.


Сегодня все более очевидным становится кризис современной модели мироустройства. Нарушения норм международного гуманитарного права приобретают системный характер, особенно на территориях вооруженных конфликтов. Можно говорить о коммуникативном диссонансе в глобальном информационном пространстве [4]. Для преодоления кризиса современного миропорядка значение приобретает качественное и эффективное взаимодействие между государствами, общественными объединениями, другими представителями социума.


В процессе коммуникативного взаимодействия социальных субъектов его участники аргументируют собственную позицию, с целью сформировать у партнера по взаимодействию требуемое представление о ней. Коммуниканты подбирают аргументы в зависимости от позиции других субъектов взаимодействия и сложившейся ситуации. В таком смысле, коммуникативное взаимодействие социальных субъектов приобретает технологический характер. В процессе производства аргументационного дискурса его субъекты применяют различные инструменты для создания требуемой ситуации и достижения запланированного результата. Однако, инструментарий в технологии социального взаимодействия доныне не рассматривался в научной литературе. Поэтому актуальным представляется исследовать аргументационные инструменты социальной коммуникации.


Цель статьи – уточнить структуру аргументации в социальном взаимодействии. Выделить инструменты коммуникативного взаимодействия и показать их значение для достижения понимания между коммуникантами.


Вопросы аргументации в коммуникативном взаимодействии рассматриваются в работах современных ученых, таких как Г.А. Брутян [1],   Ф.Х. ван Еемерен и Р. Гроотендорст [3], М.М. Новоселов [9], В.И. Шаховский [10] и др. Проведенный нами анализ практики социального взаимодействия субъектов торговой деятельности дает оснований утверждать, что каждый ее участник имеет свое мнение об обстоятельствах, фактах и  событиях,  связанных с предметом этой деятельности. Но представители противоположной стороны на начальном этапе взаимодействия не обязательно разделяют его. Если мнения одних не совпадают с представлениями и ожиданиями других субъектов взаимодействия, то у последних формируется критическое отношение к информационному сообщению, поступившему от представителя стороны-отправителя. Авторы распределяют средства коммуникации на логические и эмотивные, и подчеркивают применение инструментов давления со стороны адресанта в коммуникативном общении [10, с. 122.].


Рассмотрим гносеологическое содержание разногласий, возникающих у участников коммуникативного взаимодействия. С формальной точки зрения информационное сообщение от адресанта составляют факты и обстоятельства, которые по его мнению относятся к предмету совместного социального взаимодействия. Между тем, гносеологическое содержание такого сообщения сводится к оценке фактов и обстоятельств, которые имеют значение для его позиции. При этом, внутреннее убеждение адресанта становится основанием для оценки фактов и обстоятельств, приводимых в сообщении. Лицо, представляющее сторону-адресата, другие участники взаимодействия также оценивают указанные факты и обстоятельства. Тем самым они устанавливают их ценность относительно своей позиции. Поводом к такой оценке становится внутреннее убеждение представителей противоположной стороны. Сопоставляя позицию стороны-адресанта с позициями других участников процесса социального взаимодействия можно видеть, что их разногласия возникают вследствие различной оценки одних фактов и обстоятельств. В случае несовпадения взглядов, сложившихся у коммуникантов относительно предмета взаимодействия, можно констатировать различия содержаний внутреннего убеждения указанных лиц.


Считаем очевидным, что информационное сообщение стороны-адресанта должно иметь такую форму, чтобы быть воспринятым всеми участниками взаимодействия как верное, объективное, однозначное, обоснованное, не вызывающее сомнений. Условием результативности совместной деятельности субъектов социального взаимодействия авторы называют взаимопонимание между ними. Убеждения других лиц через обоснование правильности своей позиции в научной литературе обозначается как аргументация [6]. Ее признают средством социальной коммуникации. Аргументацию можно рассматривать как коммуникативный процесс, в котором реализуется воздействие на адресата с целью устранения несовпадения представлений и убеждений между  коммуникантами относительно предмета аргументации. В ходе аргументации действуют законы логики, что делает коммуникацию упорядоченной и детерминированной. Однако, во взаимодействии между субъектами социальной практики часто встречаются отклонения от логических правил, поскольку в естественном языке, на котором ведется аргументация, существуют различные критерии достаточности аргументов. В реальности для обеспечения убедительности участники взаимодействия применяют, дополнительно к логическим принципам, такие аргументационные средства, как, например, противопоставление и повторение, что увеличивает объем аргументационного высказывания, ссылки на контекст, что способствует уменьшению его объема. Распространенными средствами аргументации считаются также применение модальности, то есть эмоционально окрашенных высказываний, с целью воздействия на чувства стороны-адресата; иллюстративных средств – для улучшения восприятия логического содержания аргументационного высказывания, а также применение других языковых и экстралингвистических приемов.


Возвращаясь к рассмотрению социального взаимодействия сторон можно отметить, что основой аргументации со стороны-адресанта становится оценка фактов и обстоятельств, относящихся к предмету взаимодействия. Оценочный инструмент также относят к аспектам аргументации в социальной практике. Аспекты контекстный, оценочный, модальности, иллюстративный являются важными в аргументировании стороны-адресанта своей позиции.


Так, взаимодействие сторон всегда происходит в контексте как предмета взаимодействия, так и позиций сторон. Поэтому контекст, в котором осуществляется аргументация, для нее приобретает значение. Процесс социального взаимодействия можно рассматривать как процедуру предоставления сообщений, которыми обмениваются стороны. Эти сообщения, воплощенные в речевой форме, приобретают значение коммуникативных актов. Контекстный аспект коммуникативного взаимодействия субъектов, по мнению многих ученых, выполняет важную роль, поскольку от него зависит степень аргументированности сообщения [7]. Современные авторы указывают на контекстную обусловленность прагматического смысла коммуникативных актов [5]. Можно сказать, что контекст сообщений в социальной практике влияет на взаимопонимание между сторонами взаимодействия. Обычная функция контекста заключается в том, что он позволяет уточнить смысл информационного сообщения, восстановить пропущенные части и тем самым сделать его понятным для адресата. Кроме того, контекст понимается как семантическая соотнесенность языковых элементов, соотношение сегментов текста. Общепринято разделять контексты на виды – речевой и экстралингвистический. Типы контекстов могут быть распределены по основаниям, в которых контекст используется адресантом информационного сообщения: а) объективный, который присутствует в сознании участников взаимодействия; б) субъективный, он отражает в сообщении взгляды и убеждения стороны-адресанта. Управление контекстом социального взаимодействия можно считать инструментом воздействия на качество коммуникации между его участниками. По нашим наблюдениям, на речевой объективный контекст социального взаимодействия влияют язык, которым сторонами составляются информационные сообщения, а также терминологическая база процесса взаимодействия. В частности, в текстах документов, которые сопровождают торговую деятельность, отражаются факты и обстоятельства, определяющие позицию сторон, условия и основания для согласований, а также результаты сделанных наблюдений и обобщений. В случае применения новейших понятий (экономических, социометрических, научных и др.), для понимания текста документов, сопровождающих социальные контакты, требуется обращение к толковым словарям и специальной литературе. Так формируется однозначный объективный контекст взаимодействия, что способствует взаимопониманию между его участниками. Содержательная составляющая коммуникативных актов актуализируется благодаря вербальному выражению и контексту. Речевой субъективный контекст социального взаимодействия нередко используется для более точного выражения логического смысла в информационных сообщениях. В случаях, когда содержание коммуникативного акта сочетается с контекстом, он приобретает усиливающее влияние. В большинстве рассмотренных нами примерах сторона-адресант целенаправленно формирует контекст информационного сообщения и придает ему конкретный характер. Тогда промежуточные и обобщающие сообщения и выводы сторон понимаются однозначно и воспринимаются как достоверные и аргументированные. Речевой субъективный контекст коррелирует со структурой информационных сообщений в документах, сопровождающих процесс социального взаимодействия. Адекватный контекст способствует пониманию позиции стороны, правильной репрезентации логического содержания информационных сообщений. Речевой субъективный контекст ограничивает сложность и объем таких сообщений. Усовершенствование контекста можно рассматривать как инструмент повышения эффективности коммуникативного взаимодействия социальных субъектов.


Нами исследованы инструменты влияния объективного / субъективного контекста на понимание информационных сообщений в тексте документов, сопровождающих торговую деятельность. К факторам формирования контекста такого типа мы относим: 1) реквизиты этих документов; 2) наличие дополнительного иллюстративного или информационного материала; 3) оформление текста в соответствии с существующими стандартами и правилами. По поводу влияния реквизитов на контекст документа, сопровождающего процесс социального взаимодействия, можно утверждать, что объективный контекст формируется благодаря авторитету стороны-адресанта. Реквизиты такого придают силу информационным сообщениям, но они не мешают пониманию смысла документального сопровождения торговой деятельности. Субъективный контекст в значительной степени формируется, по нашим наблюдениям, качеством иллюстративного или информационного материала, прилагаемого к основному документу. Одной из задач его текста является обозначение объектов, фактов и обстоятельств, относительно которых происходит взаимодействие. Речевыми средствами это реализуется применением слов, обозначающих внешние характеристики объекта. Учитывая преимущества визуального восприятия объектов, в торговой деятельности иллюстративный материал приобретает значение контекстного инструмента аргументации. Негативно на субъективный контекст влияет неряшливое оформление текста документа, несоблюдение стандартов оформления рукописи, ошибки орфографического и стилистического характера.


Истинность содержания коммуникативного акта определена как логическими, так и оценочным критериям [2]. Отмечаем, что процесс оценки фактов и обстоятельств, касающихся предмета торговой деятельности, а также оценку партнеров участник взаимодействия производит согласно представлениям, которые сформировались у него на предыдущих этапах взаимодействия. Структуру оценки в коммуникативном смысле представляем следующими элементами: субъект; объект (конкретные факты, обстоятельства, явления, материальные объекты, касающиеся предмета взаимодействия; позиция другой стороны); предмет (подсистема признаков объекта, в отношении которого устанавливается значимость оценки); основание (образцы, нормы, стандарты, чувства, убеждения, знания и тому подобное, учитывая которые субъект дает оценку); характер (определяет качественную ориентированность процедуры сопоставления объекта с эталоном и показывает, что оценка квалифицирует свой объект как соответствующий / несоответствующий эталону); аксиологическая шкала (включает зоны положительных, отрицательных и нейтральных признаков).


Отмечаем оценочное содержание коммуникативного взаимодействия участников торговой деятельности. Субъект оценки навязывает собственное представление о ценности объектов, фактов и обстоятельств, относящихся к предмету взаимодействия. Для этого сторона-адресант при выборе речевых средств представления оценки должна учитывать, как ее сообщение может быть воспринято другими социальными партнерами. В свою очередь, они ожидают таких сообщений, которые дополняют собственную картину ситуации. Если оценочная картина, которая сложилась у стороны-адресанта, не совпадает с оценочной картиной, которая существует у других участников взаимодействия, то направляемые оценочные сообщения становятся инструментом убеждения правильности собственной позиции. Можем утверждать, что адекватному представлению коммуникативных актов оценочного содержания способствует их полная форма. По нашим наблюдениям, когда отдельные элементы оценки не разъясняются адресантом, то такое сообщение нельзя считать аргументированным в достаточной степени. Поэтому справедливой будет рекомендация участникам социального взаимодействия всегда эксплицировать элементы структуры оценки в своих сообщениях, с целью усиления их аргументированности.


Кроме аспекта оценки, на аргументационные свойства информационных сообщений в социальной практике влияют другие факторы, одним из которых является личное отношение адресанта к своему оценочному высказыванию. В научной литературе оценочные отношения трактуется как один из видов модальности. Авторы определяют ее как связи между ценностной ориентацией тех, кто формирует сообщение и тех, кто воспринимает его [6]. Модальность понимают как личностное отношение стороны к объектам, фактам и обстоятельствам, связанным с предметом взаимодействия. Поскольку любое информационное сообщение о свойствах конкретного объекта может быть положительного / отрицательного, т.е. оценочного значения, то оно неизбежно приобретает модальность. Отсюда можно определить инструментальное значение модальности в технологии социального взаимодействия.


С модальностью связан аспект иллюстративной аргументации. Ее цель в социальном взаимодействии – средствами наглядности аргументировать позицию коммуниканта. Так, иллюстрирование можно считать инструментом аргументации.


В структуру оценочного коммуникативного акта дополнительно включают аспект, т.е. обозначение того направления, с которого дается оценка [8]. Участники коммуникативного взаимодействия при формировании сообщения учитывают контекст, придают сообщению модальность, аргументируют его средствами наглядности. Так, аспекты контекстный, иллюстративный и модальный присутствуют в социальном взаимодействии. Учитывая корреляцию модальности с оценкой, включаем модальность в инструментарий аргументации.


Выводы. Уточнена структура аргументации в коммуникативном взаимодействия представителей социума. В ней выделены элементы логический и эмотивный. Показано значение аспектов логической аргументации – контекстного, оценочного, иллюстративного. Аспект модальности отнесен к эмотивной составляющей социального взаимодействия. Соответственно, обозначены инструменты коммуникативного взаимодействия субъектов – контекстный, оценочный, иллюстративный и модальный. Данный инструментарий предназначен для согласования внутреннего убеждения коммуникантов относительно предмета взаимодействия.


Для достижения взаимопонимания между участниками социального взаимодействия предлагаем целенаправленно формировать его контекст. Контекст обусловлен установками и внутренним убеждением коммуникантов. Конкретизированы виды субъективного и объективного контекста, которые отображают цели и установки сторон взаимодействия.


Показано значение инструмента оценки в практике социального взаимодействия. Рекомендовано рассматривать контекстный, иллюстративный, модальный инструменты аргументации как элемент оценочных суждений – аспект оценки.


Таким образом, современные социально-интеграционные процессы, которые происходят в обществе в глобальном масштабе, отражают необходимость в согласованности действий людей с учётом их аргументации   и в связи с этим, трансформации мировоззренческого фактора, способного привнести в жизнедеятельность общества перспективу организованности и безопасности.


ЛИТЕРАТУРА

1. Брутян Г.А. Очерк теории аргументации. – Ереван. Изд-во АН Армении, 1992. – 301 с.

2. Брюшинкин В.Н. Аргументация, коммуникация, рациональность // Вестник РГУ им. И. Канта.  - 2008.  - Вып. 6. Гуманитарные науки.  - С. 5-11.

3. Еемерен ван Ф., Гроотендорст Р. Речевые акты в аргументативных дискуссиях. – СПб: Нотабене, 1994. – 237 с.

4. Жигулин А. Общественность в условиях социального конфликта: юридико-международный аспект / А. Жигулин // Вестник Российской нации. – 2015. – № 5. С. 250-261

5. .Золотов П.Ю. Рассмотрение прагматической компетенции как структурного компонента иноязычной коммуникативной компетенции // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. – 2020. – Т. 25. – № 184. – С. 57-64.

6. Ивкин А.А. Прагматические аспекты вербальной аргументации действий субъектами коммуникации // Социальная педагогика и психология. – 2011. – № 3. – С. 187-191.

7. Колшанский Г.В. Контекстная семантика. – М.: Наука, 1980. – 149 с.

8. Кузьмина К.А. Категория оценки в российской лингвистике // Казанская наука. Серия: Филологические науки. – 2019. – № 1. – С. 74-76.

9. Новоселов М.М. Искусство убеждения в традициях логической науки // Мысль и искусство аргументации. – М.: Прогресс-Традиция, 2003. – С. 31-32.

10. Шаховский В.И. Взаимодействие коммуникативных сред в естественной коммуникации // Казанский лингвистический журнал, 2020. – Т. 3. – № 1. – С. 113-134.


THE INSTRUMENTS OF ARGUMENTATION IN COMMUNICATIVE INTERACTION


MOISEYEVA Farida Akhmetovna

Candidate of Philosophy, Associate Professor, Head of the Foreign longuages Department

GO VPO Donetsk National University of Economics and Trade named

after Michael Tugan-Baranovsky

Donetsk city, DNR


In the aspect of global crises of the modern world the means of argumentation have been examined and taken into use by the participants of social interaction. The structure of logical and emotive components of argumentation has been defined.  The instruments of argumentation  (contested, illustrative and mold) have been determined. The actual necessity of their further use has been justified by the examples from the sphere of trade. The instruments of argumentation mentioned above are correlated with the aspect of evaluation assumption. Argumentations efficiency is supposedly achieved through the use of the full form of evaluation assumption.

Key words: social interation, communicative pragmatics, argumentation, evaluation, context, globalization.

© Ф.А. Моисеева, 2020

ВЛАСОВА Елена Евгеньевна

ОЦЕНКА КАЧЕСТВА ГОСУДАРСТВЕННОГО И МУНИЦИПАЛЬНОГО УПРАВЛЕНИЯСУБЪЕКТА РФ


ВЛАСОВА Елена Евгеньевна

магистр направления подготовки «государственное

и муниципальное управление»

ГАОУ ВО Курской области «Курская академия государственной и муниципальной службы»

г. Курск, Россия


В статье анализируется проблема оценки качества государственного и муниципального управления субъекта РФ. Дается определение «качества» относительно государственного и муниципального управления. Вводятся два основных критерия оценки качества работы органов власти региона: 1) оценка работы органов власти в основных сферах деятельности; 2) оценка населением качества предоставляемых услуг.

Ключевые слова: оценка качества, качество управления, государственное и муниципальное управление, эффективность управления.


В настоящее время перед органами власти субъектов РФ стоят задачи по повышению качества своей деятельности. Эти задачи невозможно решить без модернизации существующей системы публичного управления, в том числе регионального уровня. Управление качеством государственного и муниципального управления является важным звеном в повышении эффективности деятельности органов власти субъекта РФ.


Термин «качество управления» в отношении органов власти в существующей научной литературе не имеет четкого определения. Качество – одна из наиболее употребляемых и вместе с тем неоднозначных категорий в современной науке. Разнообразие ее определений обусловлено сложностью его оценки и трудностью охвата одним определением всего его содержания. Тем не менее можно выделить несколько подходов к определению сущности категории «качество».


Согласно международному стандарту Международной организации по стандартизации, под качеством понимается совокупность свойств и характеристик объекта, услуги, способная «удовлетворять потребителей и преднамеренным или непреднамеренным влиянием на соответствующие заинтересованные стороны» (ГОСТ Р ИСО 9000-2015. Национальный стандарт Российской Федерации. Системы менеджмента качества. Основные положения и словарь). По большому счету, качество определяется степенью расхождения между ожиданиями потребителей и их восприятием продукции. Воспринятое качество услуги определяется как соотношение ожиданий потребителя и восприятия полученной услуги. При таком понимании термин «качество»воспринимается как «превзойденные ожидания потребителей». В соответствии с другим подходом к определению сущности категории «качество» последнее рассматривается как степень соответствия услуги принятому стандарту, регламенту [1].


Определить уровень качества деятельности органов власти региона можно путем изучения показателей, основанных на данных о результативности их деятельности. Для этого необходимо определить, насколько эффективно органы власти региона 1) выполняют свои функции в основных сферах деятельности и 2) оказывают услуги населению. Если исходить из вышеобозначенного качества, то его можно определить уровень удовлетворенности населением качеством работы органов публичной власти региональном уровне. Наиболее распространенным инструментом формирования информационной базы, необходимой для оценки качества публичного управления региона, выступает мониторинг. Проведение мониторинга особенно важно при оценке качества социальных услуг [5].


Рассмотрим выполнение функции органами региональной власти в основных сферах деятельности на основе IT исследования «Оценка эффективности деятельности руководителей органов местного самоуправления, унитарных предприятий и образовательных организаций Курской области» за 2019 год. Ответственный за проведение социологического исследования – Центр регионального развития Курской академии государственной и муниципальной службы(Соцпортал46.рф).Анкеты для социологического исследования по вопросу эффективности работы исполнительной власти Курской области в выполнении своих  функций в основных сферах деятельности были разработаны с учетом типа муниципального образования: для городских округов и для муниципальных районов.  


Вопросы анкеты сформированы с учетом критериев оценки удовлетворенности населения:

– работой органов исполнительной и законодательной власти на муниципальном и региональном уровнях;

– организацией транспортного обслуживания в муниципальном образовании;

– качеством автомобильных дорог в муниципальном образовании;

– ЖКУ: теплоснабжением, водоснабжением/водоотведением, электроснабжением, газоснабжением;

– качеством услуг, предоставляемых муниципальными дошкольными образовательными учреждениями и общеобразовательными учреждениями.


Данные социологического исследования показывают, что качество работы органов местного самоуправления, унитарных предприятий, образовательных организаций в таких областях как транспортное обслуживание, организация теплоснабжения, водоснабжения, электроснабжения и газоснабжения в целом населением признается удовлетворительным, хотя респондентами и называются проблемы в этих областях, связанные, прежде всего, с ростом цен на услуги. Несколько хуже оценивают качеством автомобильных дорог. Качеством услуг, предоставляемых дошкольными образовательными учреждениями.  87,4% курян, 3,7% - не удовлетворены. 86% курян удовлетворены качеством услуг, предоставляемых муниципальными образовательными учреждениями. 4,4 – не удовлетворены.


Под мониторингом качества государственных и муниципальных услуг понимается систематическое комплексное исследование и оценка текущей практики их предоставления, направленные на выявление проблем предоставления услуг, повышение качества их предоставления в соответствии с требованиями, установленными в административных регламентах предоставления услуг и иных нормативных правовых актах [4].Проведение мониторинга качества предоставления государственных и муниципальных услуг, предоставляемых в Курской области органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, многофункциональным центром по предоставлению государственных и муниципальных услуг  предполагает выявление наиболее проблемных сфер оказания государственных и муниципальных услуг, а также отслеживание динамики основных показателей предоставления государственных и муниципальных услуг. К перечню основных блоков показателей, влияющих на качество услуги следует отнести информированность, технологичность и комфортность [4].


Мониторинга качества предоставления государственных и муниципальных услуг органами исполнительной власти и органами местного самоуправления Курской области проводится среди граждан Российской Федерации старше 18 лет, которые обращались в органы государственной власти или местного самоуправления, многофункциональный центр за получением государственных или муниципальных услуг(Администрация Курской области - https://adm.rkursk.ru). На сегодня знают о возможностях получения государственных и муниципальных услуг в органах государственной власти, местного самоуправления и многофункциональных центрах в органах исполнительной власти ― 38%, в МФЦ ― 90%, в органах местного самоуправления ― 49%. Среди граждан, опрошенных по месту жительства, работы и учёбы на предмет предоставления государственных и муниципальных услуг, в органах государственной власти последнюю из услуг получили 10 % опрошенных, в органах местного самоуправления – 8 %; в МФЦ и его филиалах − 62%. Это показывает, что сегодня в виду большей информированности самой распространенной формой получения государственных и муниципальных услуг является обращение в МФЦ.


Доступностью предоставляемой государственной или муниципальной услуг удовлетворены 92% получивших услугу. Для большинства опрошенных (72 % для граждан как физических лиц и 82% для предпринимателей) среднее количество посещений не превышает двух раз. Среднее число обращений за предоставлением одной услуги для физических лиц составило 2,00, а для представителей бизнес-сообщества – 1,94 (согласно Указу Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 года № 601 «Об основных направлениях совершенствования системы государственного управления» среднее обращение представителей бизнеса должно составлять не более 2).


80% опрошенных получателей услуг органа исполнительной власти Курской области и органа местного самоуправления провели в очереди на подачу и на получение результата услуги менее 15 минут. В целом время ожидания в очереди при обращении заявителя в орган власти Курской области для получения государственных услуг составляет 13,3 минут, что не превышает данный показатель, установленный подпрограммой «Повышение качества и доступности государственных и муниципальных услуг в Курской области» на уровне 15 мин.


Качеством предоставления услуг удовлетворены 91%, что соответствует показателю «Уровень удовлетворённости граждан Курской области качеством предоставления государственных и муниципальных услуг» подпрограммы «Повышение качества и доступности государственных и муниципальных услуг в Курской области», который определён в 2018 году на уровне 90%.


56% опрошенных ответили, что не испытали трудностей при получении услуг. В то же время результаты опроса показывают, что наиболее значимые проблемы – долгое ожидание в очереди; требование предоставления значительных объёмов документов; отсутствие автостоянки, парковочных мест.


Следовательно, качество государственного и муниципального управления при предоставлении услуг, с позиций оценки населения можно признать удовлетворительным. Однако, это не исключает ряд проблем, связанных с отдельными моментами повышения качества предоставления услуг [3].


Таким образом, показатели эффективности работы органов власти региона в основных сферах деятельности, а также уровень удовлетворенности населением качеством работы органов исполнительной власти можно использовать для оценки качества публичного управления.


ЛИТЕРАТУРА

1. Аджубей Р.В. Оценка эффективности предоставления государственных и муниципальных услуг населению. // Молодой ученый. –2017. – № 1 (135). – С. 135-140.

2. Зотов В.В. Оценка эффективности деятельности органов исполнительной государственной власти и местного самоуправления: теоретико-методологический аспект // Парадигмальные основания государственного управления: сравнительный анализ опыта регионов стран СНГ: Сборник научных статей IV международной науч.Конфе. в рамках ХV межрегиональной универсальной оптово-розничной Курской Коренской ярмарки - 2015. В 2 ч. Часть 2. Курск: Академия госслужбы. 2015. С. 203-208.

3. Зотов В.В., Юровчик Б.В. Особенности организации и проведения мониторинга качества муниципальных услуг // Муниципальная служба: правовые вопросы. – 2013. – № 2. – С. 28-29.

4. Куркина М.П. Мониторинговые исследования в оценке качества социальных услуг в регионе //  Государство и общество: вчера, сегодня, завтра. Серия: Социология. 2015. № 15 (1). С. 194-204.


ASSESSMENT OF QUALITY OF THE STATE AND MUNICIPAL MANAGEMENT

OF A SUBJECT OF THE RUSSIAN FEDERATION


VLASOVA E.E.

master of the direction of training «state

and municipal administration»

GAOU VO Kursk region "Kursk Academy of state and municipal service"

Kursk, Russia


The article analyzes the problem of assessing the quality of state and municipal management in the Russian Federation. The definition of "quality" in relation to state and municipal management is given. Two main criteria for evaluating the quality of work of regional authorities are introduced: 1) assessment of the work of authorities in the main areas of activity; 2) assessment of the quality of services provided by the population.

Key words: quality assessment, management quality, state and municipal management, management efficiency.

© Е.Е. Власова, 2020

МУЖИЛКИНА Юлия Витальевна

ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ САМООЦЕНКИ И ПРИТЯЗАНИЙ НА ПРИЗНАНИЕ ВИКТИМНЫХ ПОДРОСТКОВ


МУЖИЛКИНА Юлия Витальевна

студент

ФГБОУ ВО "Тульский государственный педагогический университет им. Л.Н Толстого"

г. Тула, Россия


В статье представлен опыт автора по исследованию особенностей самооценки и притязаний на признание виктимных подростков и возможностей профилактики виктимного поведения. Рассмотрена актуальность проблемы и основные понятия.

Ключевые слова: виктимность, виктимное поведение, подростковый возраст, самооценка, притязание на признание.


В нашей стране в последнее время темпы роста преступности вызывают значительную тревогу среди родителей за жизнь своих детей. По данным главного центра МВД РФ, отмечается рост числа преступности против несовершеннолетних. Также следует отметить, что система психолого-педагогической профилактики и со стороны родителей не справляется со своими задачами и дети по-прежнему остаются не в безопасности.


Актуальность проблемы обусловлена тем, что чаще всего жертвами преступлений становятся подростки, не обладающие опытом жизни, некомпетентные в вопросах причин и условий совершения преступлений, пренебрегающие предупреждениями, плохо разбирающиеся в людях, неосторожные, неосмотрительные, рискованные, способные идти на неразумные поступки.


Под виктимностью понимается совокупность относительно стабильно постоянных особенностей личности и поведения человека, которая определяет его возможность стать жертвой насилия [3].


По официальным данным Министерства юстиции РФ ежегодно около 2 млн. человек признается потерпевшими от преступлений, из них примерно 30 тыс. человек погибает в результате преступления, 40 тыс. причиняется тяжкий вред здоровью. По-прежнему высокой остается виктимность несовершеннолетних (около 100 тыс. подростков в год становятся потерпевшими от преступлений) [2] .


Рассматривая виктимность как психическую и социально-психологическую девиацию (патологическая виктимность, страх перед преступностью и иными аномалиями), следует отметить особую роль страха перед преступностью как формы ее проявления на индивидуальном и групповом уровне.


Такие психофизические особенности, как любопытство, доверчивость, внушаемость, неумение приспособиться к условиям, беспомощность в конфликтных жизненных ситуациях, физическая слабость, обуславливают повышенную виктимность в подростковом возрасте. Трусость и податливость могут сочетаться с повышенной агрессивностью и конфликтностью жертв-психопатов, истероидов, избирающих позицию «обиженного» с целью постоянной готовности к взрыву негативных эмоций и получению удовлетворения от обращения негативной реакции общества на них, усилению ролевых свойств жертвы [3].


В целях выявления психологических особенностей виктимных подростков было проведено исследование особенностей самооценки и уровня притязаний на признание школьников с признаками виктимности. Поскольку, важным аспектом является изучение особенностей формирования жизненных ориентаций, нравственно-нормативных установок подростка и соотнесение их с выделенными индивидуально типологическими и характерологическими особенностями личности данной категории подростков.


Для проведения диагностического исследования была составлена специальная диагностическая программа, в которую вошли методика исследования склонности к виктимному поведению О.О. Андронникова, исследование самооценки по методике Дембо-Рубинштейн в модификации А.М. Прихожан; тест на самоуважение; шкала М. Розенберга.; опросник субъективного контроля Дж. Роттера; тест-опросник В.К. Гербачевского.


База исследования: МБОУ ЦО №27 г. Тулы. В исследовании приняли участие 17 учащихся подросткового возраста от 14 до 15 лет.

Анализируя результаты проведенного исследования по изучению особенностей самооценки и притязаний на признание виктимных подростков всех обследованных респондентов условно разделили на 3 группы: 1 группа (35 %) - подростки «группы риска» с признаками виктимного поведения (высокий уровень по трем шкалам), 2 группа (23%) - подростки с тенденциями в развитии склонности к виктимному поведению (по двум шкалам высокий уровень), 3 группа (42%) - группа подростков с низким уровнем виктимизации. Подростки, находящиеся в первой и второй группе, имеют следующие личностные качества - депрессивность, склонность к мрачным предчувствиям и тревожности в трудных ситуациях; авантюризм, непосредственность в эмоциональных реакциях, тяга к новым эмоциям;  импульсивность, разговорчивость, хорошие организаторские способности; высокая эмоциональная чувствительность, тенденция к избеганию ответственности, артистические способности, непрактичны и легко поддаются влиянию других, требовательны к вниманию других; беспокойство и нетерпеливость, эмоциональны и импульсивны; обладают низким волевым контролем  и, следовательно, подвержены ошибкам.


Для того чтобы минимизировать проявления виктимности и повысить уровень самооценки и уровень притязаний на признание и препятствовать дальнейшему возникновению виктимности у данных подростков, была разработана программа по оптимизации на основе теоретических разработок таких авторов, как Т.Г. Волкова, В.И. Загвязинский, В.Н. Куницына.


Данная программа предусмотрена для подростков 14-15 лет с проблемами самооценки и уровнем притязаний на признание.

Программа предполагает реализацию следующих последовательно решаемых задач: приобретение навыка формирования активной  жизненной позиции; формирование  поведения через осознание своих личностных  качеств  и возможностей; формирование  позитивного отношения к себе.


Содержание программы включает следующие основные темы: «Мои достоинства», «Мнение окружающих», «Что я могу», «Личностные способности», «Дружеские отношения», «Слова, описывающие меня», «Воображение успеха», «Афоризмы», «Еженедельный отчет».


Таким образом, результаты проведенного исследования позволяют сделать вывод, что понимание и осознание психологических особенностей подростков со склонностью к виктимному поведению, и целенаправленно организованная профилактика, психологическая работа с самооценкой и притязаниями на признание виктимных подростков помогут избежать и своевременно предотвратить негативные последствия по отношению к ним.


ЛИТЕРАТУРА

1. Абульханова-Славская, К. А. Стратегия //Научная электронная библиотека.-2010. URL: https://www.twirpx.com/file/331457/

2. Психологические факторы возникновения виктимного поведения подростков: автореф. дис. ... канд. психол. наук: 19.00.01 / Новосиб. гос. пед. ун-т. - Новосибирск, 2005. - 20 с.

3. Зинько Е.В. Соотношение характеристик самооценки и уровня притязаний. Часть 2. Уровень притязаний и варианты его сочетаний с самооценкой // Психологический журнал. – 2006, том 27. - № 4. – С.15 – 25.


RESEARCH OF FEATURES OF SELF-ASSESSMENT AND CLAIMS FOR RECOGNITION OF VICTIMIZED TEENAGERS


MUZHILKINA J.V.

student

Tula State Lev Tolstoy Pedagogical University

Tula, Russia


The article presents the author's experience in studying the features of self-esteem and claims to recognition of victimized adolescents and the possibilities of prevention of victim behavior. The relevance of the problem and the main concepts are considered.

Key words: victimization, victim behavior, adolescence, self-esteem, claim to recognition.

© Ю.В. Мужилкина, 2020