ISSN: 2218-7774

Н А У Ч Н Ы Й    П О Т Е Н Ц И А Л

Научный журнал. Издаётся с 2010 года


ДАВЫДЕНКО Элина Николаевна

 УДК 316.75

ИДЕОЛОГИЗАЦИЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЙ  ЖИЗНИ 

КАК ФАКТОР УСТАНОВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОГО ПОРЯДКА


ДАВЫДЕНКО Элина Николаевна

кандидат философских наук

доцент кафедры философии

ГО ВПО «Донецкий национальный университет экономики и торговли имени Михаила Туган-Барановского»

г. Донецк, Донецкая Народная Республика (ДНР)


Статья посвящена исследованию идеологии как феномена и института общественной жизни, ее роли и значения в политической жизни современного общества. Автором рассматривается противоположность деидеологизаторской и реидеологизаторской концепций. Определяя функциональные характеристики идеологии, обосновывается положение о данном феномене как о социально-политическом ориентире развития общества, необходимость в идеологии как детерминанте социального порядка.

Ключевые слова: идеология, деидеологизация, закат идеологии, критика идеологии, реидеологизация, мировоззрение, наука.


Сегодня многие общества испытывают духовный, общественно-политический, экономический кризис, в связи с этим возникает ряд актуальных вопросов. Чем заполнить ценностный вакуум молодого поколения? Какой должна быть политическая идеология, выступая «социальным клеем» и помогающая реализовать мирные стратегии развития общества? Можно ли действительно говорить об утрате значимости политической идеологии? Может ли она быть заменена другими формами духовности? Каково мировоззрение тех, кто объявляет себя противником идеологии? В самом деле, могут ли отдельный человек или общество в целом обойтись без целостной картины мира. Актуальность изучения выбранной темы обуславливается размытостью нового идейного концепта в качестве общепризнанной идеологии, необходимого новообразовавшемуся обществу ДНР. Значимость идеологии усиливается в условиях переходного этапа развития общества, так как в нём  работает множество разобщающих факторов. Кардинальные трансформации охватили все сферы жизнедеятельности общества, в частности духовную жизнь, психологию людей, на которые оказали свое воздействие политическая нестабильность, ухудшение экономического и экологического положения, военные конфликты.


В современных интерпретациях идеология представляется как некая конструкция, служащая опорой для социальной действительности. Так, словенский философ современности С. Жижек, размышляя о феномене идеологии, отмечает, что функция идеологии «<…>состоит не в том, чтобы предложить нам способ ускользнуть от действительности, а в том, чтобы представить саму социальную действительность как укрытие от некой травматической, реальной сущности» [6, с. 51]. Идеология в данном осмыслении выступает основанием социальной деятельности, она задает смысл социальным действиям, служит детерминантой их социальной активности, выполняет роль организационного и направляющего начала общественной жизни что делает, на наш взгляд, данную концепцию, особо привлекательной.


Французский философ П.Рикёр, пытаясь разработать «позитивную» концепцию идеологии, утверждал, что нечего и думать о том, что когда-нибудь люди смогут избавиться от необходимости создавать идеологии и утопии, поскольку как одно, так и другое является непременной функциональной частью механизмов смыслотворения в культуре [1, с.110].


Идеология – духовно-практический продукт преодоления широкомасштабных социокультурных кризисов. Она может служить средством стабилизации социальных порядков, оправдывая борьбу с несправедливыми условиями жизни, либо в современном обществе идеология способна сподвигнуть социальные слои и отдельных индивидов, на самые радикальные действия.


Идеологию определяют по-разному, а именно как: во-первых, совокупность идей, взглядов и убеждений (правовых, политических, религиозных, философских и пр.) различных социальных групп, позволяющая не только объяснять мир и отношение людей к действительности, но также изменять его; во-вторых, концептуальную форму политического учения, задающего социально-политический ориентир развития общества, способствующая легитимации господствующего политического порядка; в-третьих, процесс производства значений, знаков и ценностей в общественной жизни; в – четвертых, мыслительные формы, мотивированные социальными интересами; в-пятых, как некий процесс или форму деятельности каких-либо субъектов политической деятельности (чаще всего государства) по созданию определенных ценностей и установок. В этом заключена ее социальная сущность, определяющая ее роль в современном обществе и составляющая суть социологического подхода.


Известный российский ученый Ю.Г. Волков в предложенной им характеристике идеологии указывает на следующие ее черты:

- идеология дает целостную картину мира, акцентируя внимание на месте и роли человека в этом мире;

- идеология интегрирует знания, выработанные предшествующими поколениями;

- идеология стимулирует и направляет человеческое поведение;

- идеология является организующей формой общественной жизни.

- идеология определяет преобразование, развитие и функционирование общества в истории человечества [2, с. 53].


Политическая идеология имеет сложную многоуровневую структуру. В первом ярусе идеологии – базисном, общечеловеческом находят свое идеологическое выражение общечеловеческие гуманистические ценности, которые должны быть в культуре каждого социального субъекта.  Второй ярус идеологии представляют общественные (общенародные, общенациональные) ценности, которые в наиболее последовательной форме фокусируются, в частности, в Конституции конкретного государства. Эти ценности становятся основой единства, целостности конкретного общества, гарантией от его распада. Третий ярус идеологии, выражая специфические социально-групповые, классовые интересы, обосновывают желательные для данного класса, слоя формы социального устройства общества.


Групповые идеологии выдвигаются политическими партиями, которые стремятся объединить вокруг себя тех, кто разделяет единые групповые ценности, чтобы бороться за политическую власть ради осуществления представлений о желательном варианте развития общества. При этом в цивилизованном обществе развитие социально-групповых, частных идеологий не должно противоречить, входить в антагонизм с общенародными и общечеловеческими ценностями. Признание ценности и единства государства, конституционного порядка должны быть условием идеологической деятельности отдельных партий.


Идеология,  по справедливому определению Ю.Г. Волкова, выполняет роль организационного и направляющего начала общественной жизни, которое в свою очередь предстает как совокупность разнообразных социальных практик индивидов и групп. Трудно представить себе государство без идеологии. Парадокс, однако, заключается в том, что, отвергая политизацию и духовное насилие, властители нередко расширяют пространство идеологии путём деидеологизаторских иллюзий [12].


Деидеологизация – философская и социально-политическая концепция, получившая широкое распространение на Западе в 1950–1960-х гг. Ее основоположники провозгласили "закат идеологии", устранение идеологии из обществоведения, политики, повседневной жизни. Деидеологизацией называют также направление теории, политики и практики, которая отвергает односторонне классовый, предельно идеологизированный подход к анализу и оценке социально-политических феноменов и процессов и отдает приоритет общечеловеческим интересам и ценностям перед классовыми и групповыми [4, с. 294-298].


По мнению авторов концепции деидеологизации, в условиях сформировавшегося индустриального общества, в котором достигнут общенациональный консенсус и  обеспечено  сотрудничество  интеллигенции с институтами власти, место идеологий как ценностного регулятора деятельности людей заняла «чистая», не ангажированная социальная наука. Деидеологизация была одной из граней технократических теорий «индустриального общества» и конвергенции мировых общественных систем [8, с. 63]. Концепция деидеологизации была порождена технократической утопией – системой воззрений, абсолютизировавших технику и технический прогресс. По справедливому замечанию Р. Фридрикса, концепция "деидеологизации" превратилась самым катастрофическим и фатальным образом в своего рода "социологический курьез" [3, с. 160].


Можно утверждать, что концепция деидеологизации предполагает не столько отказ от идеологии как таковой (как представляется, идеология является неотъемлемой частью любого государства), сколько отказ от идеологической деятельности государства, которая направлена на создание и популяризацию определенных идеологем. Представители концепции деидеологизации утверждают, что в существующих обществах имеется весь набор социальных проблем (низкий уровень жизни, социальное неравенство и т. д.), а, следовательно, отсутствует необходимость в специальном конструировании каких-либо идеологических постулатов и их внушении населению.


В связи с этим С. Г. Кара-Мурза утверждает: «Мы переживаем период, когда рушатся основные идеологии индустриальной цивилизации, но это – всего лишь одно из проявлений ее общего кризиса. Мы не можем, даже если бы захотели, избежать индустриального типа жизни, выпрыгнуть из рамок истории. Мы не можем “отменить” науку и вернуться в догалилеевские времена, пусть даже кто-то об этом и сожалеет.   Мы можем преодолеть кризис, порожденный, в том числе, и наукой, лишь двигаясь вперед – с помощью науки. Для этого надо постараться понять, в чем заключается кризис цивилизации и как возникло то, что мы называем идеологией – комплекс идей и концепций, с помощью которого человек понимает общество, социальный порядок и самого себя в этом обществе и в мире» [7, С. 9]. Следует отметить, что современные представления о государственной идеологии отходят от марксистского положения о ней как ложном сознании реакционных классов буржуазного общества, сегодня идеология государства должна быть гарантом упорядоченности и структурированности общественной жизни. Ныне все более подчеркивается конструктивная способность идеологии инициировать и вдохновлять социальные действия и новации.


П.С. Гуревич, ссылаясь на немецкого философа Петер Слотердайка, который в своей книге «Критика циничного разума» утверждает, что «после внушительной критики идеологии наступает ее смерть. Но тогда на смену ей приходит еще одна форма ложного сознания, которая пострашнее идеологии. Имя ей цинизм. Рассчитавшись с идеологией, мы рискуем войти в царство непристойного скепсиса. «Критика идеологии» противостоит сегодня любой идейной мобилизации, в известной степени затемняет роль идеологии в истории» [3, с. 158].


Интегрирующая государственная идеология, как любая идеологическая система, имеет две стороны: созидательную и опустошительную. Для того чтобы не попасть под обаяние «критики идеологии» отметим  плюсы политической идеологии:

1) идеология выражает массовые ожидания и сводит до минимума горизонты жизненного мира;

2) идеология генерирует “очевидности”, ее функция – делать из неочевидного или просто ложного нечто безусловно очевидное – самоочевидное;

3) идеология по самому своему призванию борется с инакомыслием, с нетривиальным подходом к общественным процессам;

4) она стягивает всё мыслительное, духовное богатство к обоснованию одной «правды», одного «голоса»;

5) сколько бы ни разоблачали идеологию, она способна торжествовать вновь, хотя все её секреты давно изведаны.

6) идеология активно воздействует на социум, способствует общественному прогрессу или регрессу.  


Политик, претендующий на значительные социальные перспективы, просто по определению не может обойтись без идеологии. Культ государства предполагает опору на абсолютизированную и сакрализованную государственную идеологию.


Установку на деидеологизацию общественной и государственной жизни можно проследить и в России, где право на свободный выбор идеологической ориентации формально закреплено Конституцией. Так, статья №13 Конституции РФ 4 закрепляет: «1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной». (Конституция Российской Федерации // Рос. газ. 1993. 25 дек.). В качестве возражения этому тезису, отметим, что это не означает, что общество может развиваться и консолидироваться вовсе без идеологии. Многие политики считают это ошибкой. Они ратуют за возрождение идеологии. Толкуют о том, что без идеологии страна  не может  решить поставленные перед нею исторические задачи.


Как подчеркивают некоторые исследователи, деидеологизация общественной жизни приводит к кризису общенациональных ценностей, что, в свою очередь, порождает слабую способность государства и общества противостоять сильным идеологическим постулатам, например, исламских фундаменталистов или национал-анархистов.


Таким образом, становится вполне понятным обоснование некоторыми учеными тезиса о реидеологизации общественной и государственной жизни. Реидеологизация – процесс возрождения идеологии; обновленная вера в идеологию  [13, с. 24]. В начале 1970-х гг. ведущие теоретики реидеологизации объявили, что «в современном мире происходит бурное обновление духа, обнаружены и задействованы дремавшие до сих пор мировоззренческие ресурсы, укрепляется утраченная в минувшие десятилетия вера в мобилизационную мощь идеологии капитализма <…> Теперь все они стали говорить, что, в сущности, они всегда были реидеологизаторами.  Беда лишь в том, что научная общественность не сумела оценить утонченность их мотивировок. Ныне реидеологизация трактуется как развернувшееся массовое приобщение широких слоев населения к идеалам и ценностям современного общества, которое подверглось нападкам со стороны марксистски ориентированных мыслителей» [5, с. 15].


Немецкий социолог О. Лемберг [14, с.76] предостерегал против односторонней критики «мифологического сознания» (так он именовал идеологию), подчёркивая, что люди испытывают трудноутолимую потребность в идеологии, в спасительной вере. Идеи творят историю, сдвигают горы, умозаключал он.


В  исследованиях  многих  теоретиков  ХХ  столетия   (Т. Парсонс [11,с. 483], В. Парето [10, с. 29-30] и др.) была высказана идея консолидирующей, интегрирующей, мобилизующей роли идеологии. Идеология в их осмыслении понимается как некий конструкт, способствующий сохранению стабильности в обществе, поскольку опирается на ценностные основания и детерминирует деятельность индивидов и групп. Модели, которые формирует идеология, способствуют преодолению критических ситуаций, ситуаций разобщения, противоречий и вражды.


Манхейм (немецкий философ венгерского происхождения) утверждал, что идеология представляет собой определенную систему идей, которые в искаженном  виде  отражают  объективную  реальность и определяются заданными рамками политических и экономических интересов ее носителя, по мнению Манхейма, идеология призвана зафиксировать, закрепить сложившийся порядок вещей [9].


Реидеологизаторская волна имеет некоторые общие черты. Все теоретики, придерживающиеся новой тенденции, говорят о возросшей роли идей в современном мире. Смысл этих умонастроений весьма отчетливо выражен в афоризме: "Человеку идеология нужна, как воздух". Все реидеологизаторы, независимо от конкретных ориентаций, придерживаются единой платформы: они убеждены в том, что мир крайне нуждается в новых мировоззрениях, ибо прежние утратили способность быть средством социальной ориентации. Реидеологизаторы ищут ядро "новой идеологии", некое наиболее важное устремление, которое способно сообщить энергию и привлекательность новому мировоззрению, столь нужному современному миру, которое окажется свободным от односторонности. В этом новом духовном образовании могли бы быть интегрированы разные тенденции, гармонизированы интересы различных социальных групп.


Реидеологизация – сложное и многоплановое явление. Возникновение данной идейной волны отразилось на всех направлениях западной мысли, трансформировав и либерализм, и консерватизм, и леворадикальное сознание. В этом русле лежат попытки буржуазных партий (республиканской и демократической в США, лейбористской в Англии и др.) опереться на обновленные политические программы, укрепить свой престиж.


Несмотря на наличие конституционного запрета на установление государственной идеологии, многими российскими учеными обосновывается необходимость создания в государстве определенной ценностной системы, которая будет служить основой для правотворчества, правоприменения и всей политики в целом. В современной России реидеологизаторская тенденция находит отражение и в поисках "национальной идеи", и в стремлении построить национальное патриотическое государство, и в желании приобщить страну к достижениям мировой цивилизации. На данном этапе поиски национальной идеи стали во все большей мере опираться на ценности религиозных учений.


Государство и право не способны полноценно и  продуктивно развиваться в отсутствии внятной и системной государственно-правовой политики, основанной на официальной государственной идеологии. Последняя отражает общенациональные идеи, интересы, ценности, заложенные в нормативно-правовой базе, включая и основной документ, в соответствие с которым должна выстраиваться жизнедеятельность индивидов и групп в нашей молодой республике. Государственная идеология пронизывает все сферы: экономику, политику, образование, культуру и т.д. По сути это программа государственного строительства, для реализации которой необходима законодательная база, организации и институты. Полноценная общественная жизнь, скорее всего, невозможна без внятной и авторитетной идеологии.


В заключении отметим. Во-первых, деидеологизацию общественной жизни следует рассматривать как деструктивный процесс, могущий привести к подрыву системы общенациональных ценностей и, как следствие, к кризису легитимности государственной власти.


Во-вторых, государство должно уделять  внимание  идеологической  деятельности,  то есть поддерживать и пропагандировать определенную систему национальных и государственных ценностей, не имеющих экспансивного характера. Государственная идеология должна способствовать укреплению духовной безопасности и создавать основы для консолидации всех общественных сил.


В-третьих, можно утверждать, что молодая республика  ДНР должна придерживаться концепции реидеологизации,  должна быть осознана необходимость выработки легитимной идеологии, не вступающей в конфронтацию с наукой, способствующей становлению животворных наднациональных связей, которая была бы реализована не через конфликт с другими идеологиями, а через призму ценностей гуманизма. Такой процесс потребует политической воли, нормативно-правовой базы, организаций и институтов.


ЛИТЕРАТУРА

1. Вдовина И.С. Словарь Поля Рикёра (часть 2) // Философские науки. – 2012. – № 2. – С.103-118.

2. Волков Ю.Г. Манифест гуманизма. (Идеология и гуманистическое будущее России). – М.: АНО РЖ «Соц.- гуманитарные знания», 2000. – 137 с.

3. Гуревич П.С. Идеологизация и деидеологизация // Философия и культура. – № 2 (74) –  2014. – С. 155–161.  DOI: 10.7256/1999-2793.2014.2.10940

4. Гуревич П.С. Политическая психология [Электронный ресурс] : учеб. пособие / П.С. Гуревич . – М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2015 . – 543 с. – С. 294-298. – (Актуальная психология). – ISBN 978-5-238-01429-6 . – URL: https://rucont.ru/efd/352431]. (дата обращения 14.06.2020).

5. Гуревич П.С. Философская экспертиза идеологии // Философская антропология. – 2018. – Т. 4. – № 1. – С. 8–26, С. 15.

6. Жижек С. Возвышенный объект идеологии [Электронный ресурс]. – М.: Художественный журнал, 1999. – 114 с. – URL: http://yanko.lib.ru/books/philosoph/jijek-vozv_o_ideologii-8l.pdf (дата обращения 15.06.2020).

7. Кара-Мурза С. Г. Идеология и мать ее наука. – М., 2002. – URL: https://www.e-reading-lib.com/book.php?book=25424 (дата обращения 13.06.2020).

8. Кузнецов В. Н. Идеология. Социологический аспект. – М.: Книга и бизнес, 2005. – 816 с.

9. Манхейм К. Идеология и утопия. – URL: https://cyberleninka.ru/article/n/glava-ii-ideologiya-i-utopiya/viewer (дата обращения 16.06.2020).

10.  Осипова Е.В. Социология Вильфредо Парето. Политический аспект. – СПб.: Алетейя, 2004. – 160 с.

11.  Парсонс Т. Институционализация идеологий // Парсонс Т. О социальных системах. / под ред. В. Ф. Чесноковой и С. А. Белановского. М.: Академический проект, 2002. – 832 с.

12.  Рубцов А.В. Иллюзии деидеологизации. К концепции диффузной и «проникающей» идеологии» (доклад на Общеинститутском семинаре Института философии РАН 14 декабря 2017 г.). – URL: https://iphras.ru/uplfile/root/ news/archive_events/2017/14_12_2017.pdf (дата обращения: 15.06.2020)].

13.  Сирота Н. М. Идеология и политика. – М.: Аспект Пресс, 2011. – 216 с.

14.  Lemberg E. Anthropologie der ideologischen Systeme. – Baden-Baden: Nomos, 1987. – 168 S.


IDEOLOGIZATION OF PUBLIC AND POLITICAL LIFE AS A FACTOR OF ESTABLISHING A SOCIAL ORDER


DAVYDENKO Elina Nikolaevna

Candidate of Philosophy, docent of the Philosophy Department

GO VPO Donetsk National University of Economics and Trade named after Michael Tugan-Baranovsky

Donetsk city, DNR


The article is devoted to the study of ideology as a phenomenon and institution of public life, its role and significance in the political life of modern society. The author examines the opposite of deideologizing and reideologizing concepts. Determining the functional characteristics of ideology, the author substantiates the position on this phenomenon as a socio-political landmark for the development of society, the need for ideology as a determinant of the social order.

Key words: ideology, deideologization, sunset of ideology, criticism of ideology, reideologization, worldview, science.

© Э.Н. Давыденко, 2020

Нет комментариев Добавить комментарий